Радио, кино, театр старого Львова …
10.01.2015
Спортивный Львов …
13.01.2015

Промышленная выставка во Львове …

В 1894 p. верхняя терраса Стрыйского парка стала местом проведения грандиозной, как на галицкие масштабы, Краевой выставки (общее количество посетителей достигло 1 млн. 150 тыс. человек). Лейтмотивом этого проекта была идея прогресса, а экспозиция имела широкое отображать успехи автономного Королевства Галиции и Владимирии в социальной, хозяйственной и культурной сферах. На территории парка было построено более сотни павильонов в разных исторических стилях (и, кроме того, маленький скансен fabriques и другие объекты). Авторами этих проектов были Франциск Сковрон — главный архитектор выставки, а также Юлиан Захаревич, Юлиуш Гохбергер, Зигмунт Горголевський и другие известные архитекторы львовской школы. «Краевая выставка в 1894 году создала … настоящий, прекрасно застроенный городок», — вспоминает один из историков. К началу XXI в. от этого комплекса сохранились лишь единичные здания. Таким образом, плантации Стрыйского парка творили «симбиоз» с экспозицией выставки, организованной по образцу знаменитых европейских и американских выставок второй половины XIX века.

Поскольку Краевая выставка посвящена сотой годовщине восстания Тадеуша Костюшко, ее экспозиция включала павильон с монументальной панорамой битвы под Рацлавицами, выполненной Яном Стыкою и Войцехом Коссаком при участии нескольких других художников. На нижней террасе парка был установлен памятник Яну Килинскому авторства скульптора Юлиана Марковского. Он открыт в 1895 г., и после этого Стрыйский парк получил свое второе название: «парк Килинского». В то же время рядом была построена оранжерея.

После 1894 года Стрыйский парк был местом проведения нескольких следующих выставок. Начиная с 1922 г. на его территории функционировала выставка-ярмарка «Восточные торги». В первой трети ХХ в. в окрестностях парка появились стадионы польских клубов «Черные», «Погонь», «Общества двигательных забав» и украинского клуба «Сокол-Отец».

В 1950-х гг. в Стрыйском парке со стороны ул. Парковой строится входная арка (архитектор Генрих Шведско-Винецький), проводится перестройка бывших «дворца искусств» и ротонды Рацлавицкой панорамы на спортивные объекты. Парк расширяется за счет присоединения части территории бывших «Восточных торгов». Создаются также т.н. «Детский парк» («детский сектор») на месте бывшего стадиона «Сокола-Отца» и узкоколейная детская железная дорога.


PIC_1-G-1147.jpgPIC_1-K-289.jpgPIC_1-K-6109a.jpgPIC_1-K-6110-1.jpgPIC_1-K-6110-2.jpgPIC_1-M-704-1.jpgPIC_1-M-704-2.jpgPIC_1-M-704-3.jpgPIC_1-M-704-4.jpgPIC_1-M-705.jpgPIC_1-M-706-1.jpgPIC_1-M-706-2.jpgPIC_1-M-706-3.jpgPIC_1-M-706-4.jpgPIC_1-M-706-5.jpgPIC_1-M-706-6.jpgPIC_1-M-707-1.jpgPIC_1-M-707-2.jpgPIC_1-M-707-3.jpgPIC_1-M-707-4.jpgPIC_1-M-707-5.jpgPIC_1-M-707-6.jpgPIC_1-M-707-7.jpgPIC_1-M-707-8.jpgPIC_1-M-708-1.jpgPIC_1-M-708-2.jpgPIC_1-M-708-3.jpgPIC_1-M-708-4.jpgPIC_1-M-708-5.jpgPIC_1-M-708-6.jpgPIC_1-M-708-7.jpgPIC_1-M-708-8.jpgPIC_1-M-708-9.jpgPIC_1-M-709-1.jpgPIC_1-M-709-2.jpgPIC_1-M-709-3.jpgPIC_1-M-709-4.jpgPIC_1-M-709-5.jpgPIC_1-M-709-6.jpgPIC_1-M-709-7.jpgPIC_1-M-709-8.jpgPIC_1-M-709-9.jpgPIC_1-M-710-1.jpgPIC_1-M-710-10.jpgPIC_1-M-710-11.jpgPIC_1-M-710-12.jpgPIC_1-M-710-13.jpgPIC_1-M-710-14.jpgPIC_1-M-710-15.jpgPIC_1-M-710-16.jpgPIC_1-M-710-2.jpgPIC_1-M-710-3.jpgPIC_1-M-710-4.jpgPIC_1-M-710-5.jpgPIC_1-M-710-6.jpgPIC_1-M-710-7.jpgPIC_1-M-710-8.jpgPIC_1-M-710-9.jpgPIC_1-M-711-1.jpgPIC_1-M-711-2.jpgPIC_1-M-711-3.jpgPIC_1-M-711-4.jpgPIC_1-M-713-1.jpgPIC_1-M-713-2.jpgPIC_1-M-715-1.jpgPIC_1-M-715-10.jpgPIC_1-M-715-11.jpgPIC_1-M-715-12.jpgPIC_1-M-715-13.jpgPIC_1-M-715-14.jpgPIC_1-M-715-15.jpgPIC_1-M-715-16.jpgPIC_1-M-715-17.jpgPIC_1-M-715-18.jpgPIC_1-M-715-19.jpgPIC_1-M-715-2.jpgPIC_1-M-715-20.jpgPIC_1-M-715-3.jpgPIC_1-M-715-4.jpgPIC_1-M-715-5.jpgPIC_1-M-715-6.jpgPIC_1-M-715-7.jpgPIC_1-M-715-8.jpgPIC_1-M-715-9.jpgPIC_1-M-716-1.jpgPIC_1-M-716-4.jpgPIC_1-M-717-1.jpgPIC_1-M-717-2.jpgPIC_1-M-732-1.jpgPIC_1-Z-1019.jpg

Идею создания «Восточных торгов», как международной торговой ярмарки, предложил профессор Гроссман. В проекте принимали участие, директор Торгово-промышленной палаты города Львова М. Турский, который занимался финансовыми вопросами связанными с организацией торговли, и один из местных чиновников В. Хайес. В своих воспоминаниях он писал, что торги создавались с целью торговой экспансии Польши на восток – в СССР.

Определенным препятствием перед организаторами встала проблема размещения торгов. Их выбор остановился на здании Политехнического института, но один из польских министров был против, мотивируя это тем, что в «святыни науки и знаний нельзя давать приют торгашам». Место для Торгов нашли на территории парка Яна Килинского (теперь Стрыйский парк). Выставка занимала площадь в 220 000 кв. м, на которой размещалось 48 павильонов и сообщалась с центром города трамвайными и автобусными маршрутами.
В 1921 г. на рассмотрение правительства была подана петиция о выделении 15 млн. польских марок на организацию Торгов. Министерство торговли и финансов выделило лишь 10 млн. польских марок. Местные власти ежегодно выделяли дополнительные средства. Например, в 1933 году бюджет торгов составил более 88 695 злотых. Дополнительно, магистрат города выделил 50 000 злотых, а Министерство торговли и промышленности — 2000 злотых. Не смотря на ​​столь значительные денежные вливания, прибыль по итогам проведению торгов, по состоянию на тот же год, составила всего 140 000 злотых.

Коммерсанты Львова также вносили свой вклад в Торги. В 1921 по 10000 польских марок пожертвовали Н. Блуменгартен, А. Рапопорт, братья Мунд, фирма «Макс Витсель», фирма «Брет и Пордес», А. Старжевський, А. Павловский, фирма «Горский и Виттек », Б. Богосевич, Ф. Кравьянський, М. Борачек, фирмы« С. Бильбель и Б. Менкес », Я. Ридль, Ю. Шимонович, А. Лопушанский, Т. Шаучель, Д. Айсинберг. Украинский торговец Р. Зубик, который торговал во Львове тканями, также выделил на выставку 10000 польских марок. По 20000 польских марок дали: М. Дрекслер, фирма «Виолина и Тиссер», Р. Нувельт, Н. Вейнреб, М. Горняк и Р. Хрущевський, М. Реис, А. Захариевич, Я. Валле, Е. Ридль, А. Левицкий, фирма «Райнхольт Клингер и Мюнцер». От 30 000 до 60 000 польских марок пожертвовали: Л.-Т. Скшипек, совладелец фирмы «Хага» Г. Гласгала, Л. Завадский, М. Лейнкауф, А. Увера, М. Финкельштейн, фирма «Ламберт и Крысяк», З.-Л. Кремер, Ю. Литвинович, фирма «Абрисовський и Стаевич». Львовское общество торговцев перевело 10000 польских марок.

Местные коммерсанты входили в состав наблюдательного совета Торгов и исполнительных комитетов. В частности, в 1926 году это были председатель общества польских торговцев во Львове Станислав Бенковський, президент Общества львовских торговцев Макс Финкельштейн, вице-президент «Купеческой Конгрегации» Юзеф Литвинович, президент «Купеческой Конгрегации» Ян Судхоф, Леон-Теодор Скшипек, Антоний Увера и Ян Кадерножка и один из представителей торговой палаты Юлиуш Груфт.

При содействии руководителей Торгово-промышленной палаты был создан общественный комитет для поддержки функционирования Торгов. В программе комитета отмечалось, что он будет способствовать тому, чтобы «Восточные Торги» в тесном сотрудничестве с промышленными и торговыми фирмами Восточной Галиции могли развить продуктивную деятельность. В состав комитета, кроме промышленников и инженеров, вошли представители львовских коммерческих бизнес кругов Ю. Бусганг, Д. Дорфман, К. Кристман, А. Левицкий, Ю. Литвинович, М. Махлер, И. Менкес, С. Ожеховський, Я. Судхоф , О.Рапопорт, Л. Хощовський, И. Ягер и другие.
«Восточные Торги» происходили во Львове ежегодно. Однако, несмотря на предварительную подготовку, открытие первых торгов не удалось: на территории выставки еще продолжались строительные роботы, на телегах вывозили неиспользованные строительные материалы. Отношение польской прессы к торгам в начале было неоднозначным. Так, «Gazeta Gandlowa» в 1927 подчеркивала: «Все общество нашего города приветствовало их первые начинания и шаги. Львовское общество видело в торгах свое любимое дитя […] С течением времени отношение к торгам изменилось — первоначальный энтузиазм перешел в отвращение, что можно было наблюдать на последних торгах. Вызвали они у львовского общества нетерпимость, поскольку не достигли своей исходной задачи и не стали той торговой площадкой, которая бы служила для товарного обмена между Западом и Востоком. Львовское общество ожидало, что Львов станет подвижным торговым центром … ». Однако уже в следующем выпуске отмечалось, что прошлогодние «Восточные Торги» достигли определенного успеха. Польская пресса, задачи торгов, видела в развитии прежде всего международной торговли: «Перед торгами стоит задача облегчения нашей хозяйственной экспансии на рынки Востока».

Польские чиновники благосклонно относились к их проведению. Львовский воевода В.Белина-Пражмовский в интервью польскому изданию «Wschod» рассказывал, что «Правительство с большим вниманием следит за развитием торгов, которые с каждым годом становятся серьезным хозяйственным инструментом и развлечением не только для самого Львова, но и для близлежащих и отдаленных территорий. Правительство видит основным преимуществом Восточных Торгов концентрацию и демонстрацию всех торговых и экономических возможностей, которые тесно связаны прежде всего с продукцией и продажей товаров, которые производятся на юго-восточных землях.» В. Хайес в интервью тому же изданию отметил, что «Восточные торги не могут быть только зрелищем […] Накопившиеся в них материальные ресурсы должны апеллировать к нашим нравственных чувствам, к нашей национальной этике — уважаем благородную настойчивость польского производителя […] Всегда покупаем польский товар».

Такие идеи власть имущих поддерживали представители польских предпринимательских кругов. Ян Канты Пфау, в частности, отмечал: «институт торгов нужно удержать любой ценой. К концу мировой войны купечество Малопольши сотрудничало с австрийскими промышленниками, а с момента изменения границ оказалось в тяжелом положении, потому что не знало новых источников закупки. Когда польская промышленность появился на Восточных торгах, Малопольское купечество возрадовалось возможности входить в торговые отношения с сегментами польской продукции». Он также считал, что торги обязательно должны посещать учащиеся торговых школ и в торговых школах следует ввести экзамен по «Восточным Торгам».

Зато жители Львова, по-разному относились к ним. В своих воспоминаниях о торгах, которые проходили в сентябре 1927, В. Хайес писал: «Торги … Движение в городе огромное, интерес растет … наплыв львовян большой, из приезжих только торговцы с ближних областей. В этом году торги были популярными среди львовян». Впоследствии отношение жителей города к ним изменилось. В 1933 г. В. Хайес писал: «Восточные торги — тринадцатые по счету — без запала, без энтузиазма, тихо, город не реагирует». Польские чиновники вместо этого твердили об общем успехе торгов.

В начале создания, проект «Восточные Торги» не заинтересовал львовских предпринимателей. В первых торгах участвовали только торговцы польской и еврейской национальности. В частности, среди торговцев потребительскими товарами была только фирма «Ламберт и Крысяк». Четверо торговцев торговали галантерейными товарами, кроме того, они продавали бумагу, железо, музыкальные инструменты. Всего более сорока торговцев торговали обувью, тканями, полотном, бельем, одеждой.

Зарубежная пресса отмечала успешное проведение торгов, состоявшихся в 1922 году. Французское издание «L`Information Financiere» писало о вторых «Восточных Торгах»: — «Можно уже предположить, что их успех, значительно больший по сравнению с предыдущим годом». Другое французское издание «Temps» отмечало, что вторые «Восточные Торги» были значительно лучше первых. Однако, у местных предпринимателей, эти торги также не вызывали интерес, на них прибыло чуть более двадцати коммерсантов. Выбор представленных товаров также был не велик — продавали мебель, технические, сельско-хозяйственные и химические товары, оптику, товары широкого потребления — трикотаж, белье, духи. Большинство торговцев, которые прибыли на торги со своим товаром, принадлежали к мелким и средним коммерсантам, только один участник торгов, Густович Тадеуш, имел свою крупную оптовую торговлю трикотажем и бельем.

Среди польских коммерсантов Львова на торгах в 1926 было немало таких, которые торговали продовольственными товарами и алкоголем. С. Козел продавал водочные изделия — так называемые винно-колониальные товары: вино, чай и кофе Т. Циеслинський и Е. Ридль, которые имели в городе свои оптовые склады. Среди польских торговцев, которые торговали косметикой и духами во Львове и представляли свой товар на этих торгах, были В. Сейферт, Е. Бомсе, М. Павловский. Мех, одежда, трикотаж на торгах продавали: Е. Бачес и В. Бауер.

На ярмарке велась торговля и различными инструментами. Музыкальными инструментами во Львове торговали Ю. Хешт, Ф. Невчик, М. Каннер, который продавал также галантерейные товары.

В торгах также принимали участие предприниматели, которые торговали мебелью. Среди них владелец склада мебели во Львове Леон Чиж. Кроме мебели, на ярмарке представляли мелкие товары: детские игрушки продавал — С. Найблум, ковры — П. Нузиковський, сетки и ограждения — М. Вечек, весы — Г. Спейсер, химические и фармацевтические товары — А. Бергер.

Однако, польская пресса, скептически охарактеризовала торги 1926 «Tygodnik Handlowy» писал: «Промышленник или купец, приезжая на торги, не ожидает теперь найти на них для себя что-то новое и сразу должен быть готов, что встретит те же фирмы, которые выставляют из года в год одни и те же товары … ». «Купеческие вести» писали: «Интереса к торгам у широких купеческих сфер не было в этом году почти никакого — освобожденные места в выставочных залах заняло местное — среднее и мелкое купечество, во время торгов приносили товар на выставочную площадь и занимались его рекламой, хвалили то свою иглу, которая шьет рваные чулки, и сама вышивает, второй свою райскую птичку, что сама летает».

На торгах в 1929 количество польских и еврейских торговцев, которые представляли свой товар, увеличилось. Одежда, трикотаж, ткани, галантерею продавали уже 15 торговцев. Возросло количество торговцев, которые продавали косметику и парфюмерию. Восемь торговцев представляли бижутерию французского и чешского производства, косметику и духи. Ассортимент товаров на торгах 1929, по сравнению с 1926, был шире. Кроме продуктовых товаров, одежды, галантереи, тканей, косметики, парфюмерии, продавали семена (С. Бах, Т. Вассунг), пасту к обуви (Ю. Лотхрингер, брать Гросингер, В. Хавлинг, М. Хашкова).

Причину пассивной участия украинских торговцев в «Восточных Торгах» 1929 года автор Польско-Украинской бюллетеня видел в слабости украинской торговли, которая испытывала нехватку собственного капитала, отметив, что пока в Польше нет сильных украинских частных предпринимателей. Эти торги также не увенчались успехом (боевики УВО подложили взрывчатку под помещение дирекции торгов). Взрывов в день проведения ярмарки было несколько. Один из них раздался пополудни на тротуаре улицы, которая вела к месту расположения торгов. Взрывные устройства сработали также на железнодорожном вокзале. От взрыва бомбы пострадало здание дирекции торгов и двое служащих.
Польская пресса описывая эти события отмечала, что данная акция УВО имела лишь политический подтекст — напомнить зарубежным министрам, которые в качестве гостей были приглашены на открытие про украинцев в Польше, в частности Восточной Галиции. УВО прокомментировало свою акцию следующим образом: «Восточные Торги, устроенные в столице Западной Украины — во Львове, должны показать своим и чужим — польскость Львова, верность Малой Польше доказать, что здесь польская земля и польский народ, что здесь все спокойно и благопристойно. И именно поэтому падают бомбы из украинских рук. Это громкий протест истинного владельца этой земли …. Восточные Торги потерпели экономический крах. Они должны потерпеть и крах политический». Эпилогом покушения на Торги в сентябре 1929 стал судебный процесс, который начался в 1930 году. И длился три недели. Большинство арестованных были студентами. Арестовали также украинского торговца Романа Качмарского, которого приговорили к двум годам тюремного срока.

Украинская пресса критически отзывалась о торгах: «Прошлой осенью в городе состоялись девятые по счету Восточные Торги. Такое впечатление, что инициаторы Торгов, не хотят отменять помпезности, а решили заживо уморить голодом … Потому что, ежегодно эти Торги проходят хуже, ежегодно меньше выставляются …. Львовских жидов, которые впихивали публике различные никчемные шоколадки, и мечтательные конфеты по 1 злотому, кроме львовских прохиндеев, которые Ярмарочной рекламой впихивают людям, разные глупости никому не выгодно выставлять товар на Торгах. Очень дорогие поборы и всякие бюрократические трудности. Жители стонут и впадают в сети налогового бремени, а городское руководство тратит презентационные деньги на подобные мероприятия».

Десятые, юбилейные Торги, которые состоялись в 1930 году, не вызывали большого интереса у коммерсантов. В частности, торговцев, продавцов одежды и обуви, на этих торгах не было. Винно-колониальные товары представили только Ян Кадерножка, Е. Ридль и И. Вершлейсер. Подобная ситуация наблюдалась и в последующие годы. О Торгах, которые состоялись в 1931, В. Хайес писал: «Восточные Торги — бесполезные, страшные, бедные …».

Власти пытались усовершенствовать проведения торгов. В 1933 г. было принято решение ограничить розничную торговлю на «Восточных Торгах», а через два года запрещено представлять свой товар мелким торговцам. Общую реорганизацию проводил уже новый на то время директор Торгово-промышленной палаты Львова — М. Ясинський.
Однако, ощутимых результатов, реорганизация не дала. Торги 1936, тоже не были успешными для торговцев. В частности, журнал Союза Украинской Купцов (СУК) — «Торговля и Промысл» в 1936 писал: «99% посетителей, которые приходят на торги, делают это только из любопытства, торговцы с которыми мы говорили настроены минорно, торговые успехи очень не значительны, или просто никакие. Спрос есть только на дешевые вещи. Видно, сказывается нехватка средств у покупателей». В журнале отмечалось, что «по сути стоимость выставки в ее пропаганде, а украинский, промышленно-торговый мир, на торгах почти не выступает […] Есть и какие торговые успехи нынешних торгов — об этом едва ли подробно узнаем […] О нас там нет ничего». Между тем, товары львовских торговцев на торгах представляли в основном поляки и евреи, однако и их было не много. В торгах участвовали шесть торговцев, которые продавали потребительские товары, пятеро, торговавших парфюмерией, бижутерией, галантерейными товарами. Украинских торговцев было всего несколько — Иван Бунда продавал парикмахерские принадлежности, Юлиан Ломага — печатными и швейными машинами.

На торгах в 1937 году. Львовских торговцев было более 50, большинство из которых уже не раз принимала участие в торгах. Ассортимент товаров, которые они представляли, также не менялся.

Принять участие в последних Торгах, которые должны были состояться в сентябре 1939 г. из Львова согласились 63 торговца, которые в основном выступали на торгах как представители иностранных торговых и промышленных фирм, или входили в союзы. Среди торговцев, которые участвовали в торгах впервые, были в основном еврейские торговцы. М. Балабан продавал фрукты, Саломон Маеркатц владел во Львове складом с шкурами. М. Бендель — магазином с канцелярскими товарами под названием «Torpedo».
Кроме продажи товаров, на торгах проводились также конкурсы, которые организовывала Торгово-Промышленная палата. Во время XV «Восточных торгов» состоялся бесплатный конкурс на лучшие выставочные витрины магазинов, который длился с 31 августа по 4 сентября. В конкурсе могли принять участие все львовские фирмы, которые имели выставочные витрини. В жюри конкурса входили также торговцы из состава львовской «Купеческой Конгрегации». На XIII юбилейных торгах в конкурсе приняло участие 55 местных фирм.

В 1927 г. участие в конкурсе приняла 51 фирма. Из числа фирм, которые продавали текстиль и одежду золотыми медалями были отмечены фирмы торговцев Д. М. фейл, Ю. Литвинович, Г Штарка. Серебряные награды получили: Т Фурман, С. Кольпан, владельцы магазина «Dom Mody» А. Маннер, Ю. Новак, Я. Посамент. Похвальные листы получили фирмы «Горняк и Хрущевский», «Горский и Витек, Г. Хандельсман», А. Павловский, А. Увера. Почетный диплом получил Я. Павловський. Из числа фирм, которые занимались продажей экспортных потребительских товаров золотыми медалями были отмечены: М. Балабана, Ю. Мейнала, и союз «Coloniale». Серебряные награды получили: К. Крупинского, А. Моор, Я. Стахович. Похвальный лист получила фирма «Suchhard». Почетным дипломом наградили Е. Ридля. Среди торговцев, которые торговали другими товарами, золотыми медалями были награждены фирмы «Ф. Хас и Сыновья»,«Herbewo» Л. Пробста, Г Сейфарта. Серебряными — Б. Богосевич, Л. Матвийовський, фирма «Radio-Kinofot» А. Ратцингера и Вагнера и Ланга. Похвальные листы получили торговцы: Домбровский и Розважевский, К. Левицкий, В. Соммер, А. Штарк, Е. Урих. В 1934 г.. Серебряный кубок (приз) получил Л. Залевський. Почетные дипломы получили владельцы магазина «Dom Mody», « Оптовая Текстильня », торговцы Б. Штарк и Г. Штарк владельцы магазина «Andre», Бернфельд Хероним, Вельц. Похвальные листы получила магазин «Maraton», фирма Борковских, магазины «Dar»,«Teleradio», С. Бжозовский, Ю. Мейнл, Я. Посамент, Л. Териш. Фирмы «Bon Marshe», С. Энис, Д. М. Фейл, братья Штаубера, П. Миколаш, союз М. Беер и другие. [Источник]

2 Комментарии

  1. Staryi:

    В 1956 году состоялась выставка, посвященная 700-летию Львова. На базе железной дороги, построенной для доставки на Выставку экспонатов, впоследствии открыта Львовская детская железная дорога

  2. Kinderok:

    Львовская футбольная команда « Погонь » 4 раза выигрывала чемпионат Польши по футболу, национальная сборная Польши некоторые игры проводила в городе Льва, за национальную команду регулярно играли игроки из львовских клубов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *