Костёл Святой Софии
22.11.2012
Жизнь Львовян …
10.09.2013

Наука, медицина …

Наука между двумя войнами

После окончания Первой мировой и украинско-польской войны 1918-1919гг. во Львове восстановили свою деятельность высшие учебные заведения и научные общества, в том числе Научное общество им. Шевченко. Однако во Львовском университете, которому 1919 г. предоставлено имя короля Яна Казимира, были закрытые все украинские кафедры. Ряд известных украинских ученых после войны не вернулись во Львов и были вынуждены работать в эмиграции, в частности в Чехословакии, где при помощи правительства республики были созданы украинские высшие школы. Вместо того много польских ученых переехали со Львова в Варшаву.

Во Львове по состоянию на 1929-1930 гг. действовали четыре высших учебных заведения, в которых училось 9458 студентов (19% всех студентов Польши), среди которых было 55% римо-католиков, 16,3% греко-католиков, 25,6% иудеев, 1,4% протестантов. В высших школах Львова по состоянию на 1937-1938 гг. работали 198 профессоров и их заместителей, 176 доцентов и 280 ассистентов.Студентам-украинцам был осложнен доступ к львовским высшим школам, и они массово выезжали на обучение в страны Центральной и Западной Европы.

Неблагоприятные условия для развития украинской науки в Польше заставили украинских ученых перенести центр объединения исследователей в Чехословакию. В Праге в начале 1925 г. по инициативе ряда научных обществ был создан Украинский академический комитет, в состав которого вскоре вошло и НТШ.

Через обострение украинско-польского противостояния отношения между украинскими и польскими учеными во Львове складывались не лучшим образом. Украинская научная интеллигенция была вынуждена искать возможности творческой работы в ограниченных рамках украинских общественных организаций или выезжать за границу. Вместо того польские ученые получили во Львове целиком благоприятные условия для развития национальной науки.

Самой большой сердцевиной образования и науки в междувоенный период оставался Львовский университет. После реорганизаций в 20-х гг. он имел пять факультов (теологический, юридический, гуманитарный, математический-природоведческий и медицинский), на которых училось свыше 6 тыс. студентов, а преподавание вели 91 профессор, 114 доцентов и 175 ассистентов (1937-1938 уч. год).

Второе место среди высших учебных заведений занимала Политехническая школа. В 1919г. к нее присоединили на правах факультета Сельскохозяйственную академию в Дублянах и Высшую школу лесничества. В январе 1921 г. школа получила новое название — Львовская политехника. В ней действовали шесть факультетов (инженерный, архитектурный, химический, механический, сельскохозяйственно-лесной и общий), училось свыше 2,5 тысячи студентов, преподавали 66 професоров, 31 доцент и 86 ассистентов (1937-1938 уч. год). При политехнике работали механико-исследовательская станция и ряд лабораторий.

В междувоенный период продолжала деятельность Академия ветеринарной медицины в составе одного факультета, на котором учились 535 студентов, вели преподавание 20 профессоров, 24 доцента и 19 ассистентов. Академия торговли была преобразована на Высшую школу заграничной торговли, в которой на одном факультете училось в среднем свыше 300 студентов и работало 7 професоров и 7 доцентов (1937-1938 уч. год).

Условия развития НТШ в междувоенный период значительно ухудшились как вследствие препятствий со стороны польской администрации, так и вследствие уменьшения меценатской помощи и отхода части старых кадров (в 1914 г. выехал М.Грушевский). Общее количество изданий НТШ заметно упало, ухудшилась их периодичность, хотя появились новые газеты («Старая Украина», «Сегодняшнее и прошлое», «Врачебный вестник», «Украинская книга» и т.п.). К числу действительных членов НТШ было принято много новых членов — как украинских, так и иностранных. В 20-х гг. несколько действительных членов НТШ из Галиции были избранны академиками Всеукраинской академии наук в Киеве (Михаил Возняк, Филарет Колесса, Василий Щурат, Кирилл Студинский, Владимир Гнатюк). Обогатились собрания Библиотеки и музеев НТШ, прежде всего Природоведческого, что переехал в отдельное помещение (1927). В 1921 г. Общество основало первые научные институты: Институт нормальной и патологической психологии под проводом профессора Степана Балея (1885-1952), который со временем возглавил кафедру Варшавского университета, и Бактериологическо-Химический институт во главе с Максимом Музыкою (1889-1972). Появились новые комиссии при разных секциях — Шевченкознавчая, Научно-техническая, Научно-агрономическая. Каждая комиссия готовила и выдавала свои сборники работ. Совместно с другими украинскими обществами члены НТШ опубликовали «Украинскую общую энциклопедию», «Атляс Украины и сумежных краев», ряд монографических работ.

Определенные полезные для науки инициативы выходили и от украинских культурно-образовательных обществ, в частности от Общества «Просвещение», Национального музея, Ставропигийского института, ряда профессиональных обществ. При Богословской Академии действовало Богословское общество, которое выдавало газету «Богословие» и «Работы Богословского общества».

В период между двумя мировыми войнами сложились благоприятные условия для развития научной жизни поляков Львова и Галиции, которые опирались на правительственную поддержку. Среди польських обществ одну из руководящих позиций занимало Национальное заведение им. Оссолинских. Как и раньше оно составлялось с библиотеки, музея им.Любомырских и большого издательства.

Новым явлением научной жизни города стало учреждение в 1920г. Научного общества во Львове (НТЛ), которое возникло на базе предыдущего Общества поддержки польской науки. Инициатором его создания был О.Бальцер, который стремился объединить польских ученых разных специальностей. В структуре Общества было три секции (филологическая, исторически- философская и математическая). НТЛ организовало научные лекции и дискуссии, выдавало работы своих членов.

Среди отраслевых научных обществ во Львове продолжали деятельность историческое, литературное им.А.Мицкевича, филологическое, природоведческое им.М.Коперника. Все они добавили к своим названиям определения «польское», что должно было подчеркнуть их общегосударственный характер и связанность с польскими национальными традициями.

Основные направления и достижения научных исследований

В междувоенный период получила международное признание львовско-варшавская философская школа. Начатая во Львове профессором университета Казимиром Твардовским, она стала известна как львовско-варшавская после того, как ее представители разъехались по разным университетам Польши, создав в Варшаве мощный центр изучения логики. Во Львове традиции школы продолжили Казимир Айдукевич и другие ученики Твардовского. Работая в разных областях гуманитарного преподавания, все они пропагандировали сурово логическую корректность мышления, убедительную доказательность и междисциплинарный познавательный инструментарий. Среди представителей школы был также украинский психолог, член НТШ С.Балей, с 1928 г. профессор в Варшаве. Львовско-варшавская школа доминировала в польской философии XX ст. Неслучайно первый съезд польских философов прошел 1923 года во Львове. Однако в университете работали не только представители школы Твардовского, а и других научных направлений. К ним принадлежал известный ученик Е.Гуссерля и последователь феноменологии Роман Ингарден (1893-1970). Будучи профессором университета (1933-1941), он исследовал произведения искусства как проявление людского сознания и составил работу по методологии науки. Оригинальные работы по истории науки, математики и логики, которые переводились многими языками, опубликовал профессор логики университета Леон Хвистек (1884-1944).

Философия, которая претендовала на роль «матери всех наук», в Львовском университете была тесно связана с математикой. Львов имел давние традиции в развитии математических знаний. После 1918г. группа талантливых математиков (В.Серпинский, С.Мазуркевич, 3.Янишевский) переехали в Варшаву. Однако во Львове остался Гуго Штайнгауз (1887-1972), который разработал теорию правдоподобия и сумел воспитать и сплотить плеяду талантливых математиков. Они создали широко известную в мире львовскую математическую школу. Представителем ее считается Стефан Банах (1892-1945). Этот известный математик, не имея высшего образования, решил несколько сложных математических задач и сразу стал доктором наук, а со временем — профессором политехники. Ученый дал начало функциональному анализу, показав, что понятие интеграла можно распространить на все функции. Ему принадлежало первенство в построении теории операций.

Часто математики собирались на свои заседания в львовской кофейне «Шкоцка» («Шотландская»), их дискуссии длились много часов, а записи делались прямо на столе или салфетках. Рассказывают, что однажды  они дошли до решения важного утверждения и записали его на столе, но на второй день не смогли его найти, потому что уборщица помыла столы. После этого жена Банаха приобрела большую тетрадь («шкоцку книгу»), куда администратор и участники заседаний записывали решение задач и вопросы.

Со школы вышла большая группа известных польских и украинских математиков, механиков и физиков, которые получили высокий авторитет в мировой науке. Оригинальный характер имели работы из начертательной геометрии и перспективы в живописи профессора политехники и многоразового премьера Польши Казимира Бартеля (1882-1941).

В этот период начинали деятельность знаемые украинские математики. Сложный жизненный путь прошел доктор философии Венского университета Николай Чайкивский (1887-1970). Не найдя работы в высших школах, он еще до войны работал учителем в гимназиях Львова и других городов Галиции, со временем — в Украинском тайном университете. В 1929 г. Г. Чайкивский выехал в Одессу, где возглавил кафедру математики в университете. Попав под сталинские репрессии в СССР, он сумел вернуться к творческой работе лишь после Второй мировой войны. Из львовской математической школы вышел и Мирон Зарицкий (1889-1961), кеторыйпродолжительное время работал учителем в школах Галиции, печатался в изданиях НТШ и польских математических журналах. Только в 1930 г. он стал доктором философии за цикл работ по математической логике, принимал участие в работе Польского математического общества во Львове.

Хорошими результатами отмечались достижения львовских ученых в физических науках, которые развивались в стенах университета и политехники. Признание в научном мире получили работы профессора политехники и университета Войцеха Рубиновича (1889-1974). Он одним из первых применил метод преобразований Фурье к изучению физических процессов на атомарном уровне. Следствием этого стали две физических теории: многопольного излучения и предельной волны, которые принесли Рубиновичу мировую славу. Проведенные им исследования в области квантовой механики обусловили внимание молодых ученых, которые только начинали свою научную карьеру. К ним принадлежал Леопольд Инфельд (1898-1968). В 1930-1936 гг. ученый был преподавателем Львовского университета, а после этого работал в США и Канаде, где ему судилось сделать заметный взнос в релятивистскую теорию гравитации, сотрудничать с выдающимися учеными XX ст. А.Эйнштейном и Н.Бором. Подобно сложилась судьба еще одного выдающегося львовянина, изобретателя водородной бомбы Станислава Уляма (1909-1984). Как ученый он начинал деятельность в львовской математической школе и в 1935 г. стал доктором философии в политехнике. После этого он выехал в США, откуда уже не вернулся. В США Улям вместе с А.Эйнштейном, Е.Ферма, Е.Теллером разрабатывал термоядерную технологию. Продолжительное время в Львовском университете работал Станислав Лерия (1863-1958), которому удалось открыть явление распыления света в газовой среде и аномальную дисперсию в возбужденном водороде.

Под руководством В.Рубиновича в университете работал украинец Василий Милиянчук (1905-1958), который со студенческих лет занимался изучением атомных спектров под действием магнитного поля и еще в то время был избран действительным членом НТШ. Его коллега Зеновий Храплывый (1904-1983) сначала работал учителем в галицких украинских гимназиях, со временем работал в семинарии В.Рубиновича над проблемами нелинейной электродинамики. Его работы прогнозировали открытие позитрона. В годы Второй мировой войны 3.Храплывый выехал в США, где сотрудничал с Л.Инфельдом.

Со школой другого львовского физика — М.Смолюховского связано научное творчество физика-теоретика Владимира Кучера (1885-1959), который был профессором Украинского тайного университета и составил работу из аналитической механики. Роман Этогельский (1882-1956) начал преподавательскую работу в университете еще к началу Первой мировой войны. Со временем он работал в гимназиях Львова и Тернополя, печатался в изданиях НТШ статти по экспериментальной физике.

Химическая наука была представлена в львовских высших школах традиционными исследованиями в области переработки нефти. Полученные результаты реализовались на производстве. В политехнике эту тематику разрабатывали Станислав Пилят и его ученики, а Едвард Сухарда продолжал предыдущие опыты анилиновых красителей. Профессор политехники и президент Польши (1926-1939) Игнаци Мосцицкий (1867-1946) получил признание как разработчик технологии производства азотной кислоты из воздуха припомощи электрического разряда. В университете профессор Станислав Толлочко и его ученики исследовали явления фото- и электрохимии.

В геологических науках длились иследования Карпат и Подолья, в частности изучения нефтяных и минеральных месторождений. Практическое значение для развития хозяйства Галиции имели геологические исследования региона, которые в политехнике вели В.Тейсейр и Ю.Токарский. Юлиан Токарский (1883-1961) создал Минералогический институт и начал школу по изучению залежей минерального сырья на Прикарпатье, подготовил первый польский учебник из петрографии. Известными в научных кругах были геологические, географические и археологические разведки украинского ученого Юрия Полянского (1892-1975). В этотпериод он работал в Музее НТШ, исследовал морфогенез Подолья, начиная с плейстоцена, оставил фундаментальные работы по палеологии и геоморфологии, открыл свыше 70 палеолитных стоянок давних людей. Во время Второй мировой войны ученый эмигрировал в  Аргентину, где продолжал свои исследования как профессор Аргентинского столичного университета.

Интенсивные географические исследования, которые начались в Первую мировую войну, принесли плодотворные результаты как для украинской, так и для польской науки. Украинские исследователи сплачивались вокруг Географической комиссии НТШ (1929), которой руководил из Кракова доцент Ягеллонського университета Владимир Кубиевич (1900-1985). Его работы охватывали исследования из географии населения и расселение Украины, демо- и этнографических процессов в отдельных регионах Украины, национальной статистики Галиции, экономической географии и картографии. Ученому принадлежит немалая заслуга в подготовке и публикации под эгидой НТШ «Атлясу Украины и сумежных краев» (1937) и «Географии украинских и сумежных земель» (1938). Весомый вклад в развитие украинской географической науки принадлежит Елене Степанив (1892-1963). Она исследовала естественные ресурсы, демогеографию и геоурбанистику западного региона Украины, получила степень доктора в Венском университете (1921). Исследовательница является автором работы «Географический очерк Львова» (1938). Проблемами морфологии украинских земель занималась Стефания Пашкевич (1890-1953). В области географии плодотворно работал также Владимир Огоновский (1896-1970), оставив публикации по экономической географии и демогеографии («Очерки экономической географии Украины», 1926).

Польская географическая наука во Львове развивалась преимущественно благодаря деятельности профессора университета Еугениуша Ромера, который создал Картографический и Географический институты и подготовил много учеников. В 1921-1939 гг. в университете работал известный географ Генрик Арцтовский (1871-1958). Еще в конце XІX ст. он принимал участие в международных экспедициях в Антарктиду (1897), на о.Шпицберген (1910), проводил успешные географические исследования. В университете ученый занимался климатологическими студиями, утверждая глобальный характер изменений климата на планете.

Биологические науки во Львове развивались в университете, политехнике и Академии ветеринарной медицины, где существовали соответствующие кафедры, институты и лаборатории. Почетное место среди биологических наук занимала биохимия, а ведущим ученым был руководитель Института медицинской химии университета Якуб-Кароль Парнас (1884-1949) — один из творцов современной биохимии, основатель львовской школы динамической биохимии, среди представителей которой были поляки, украинцы, евреи. Со своими учениками и сотрудниками ученый исследовал химические процессы в живых организмах, раскрыв механизм патогенеза сахарного диабета и многих других болезней, впервые применил радиоактивный фосфор для выяснения ферментных реакций и т.п. Среди сотрудников его института были известные украинские ученые Богдан Собчук (1909-1974) и Юрий Тершаковец (1914-1987). Со временем Парнас работал директором Института биохимии АН УССР, избранный действительным членом АН СССР. Был репрессирован (расстрелян в Москве 29 января 1949 г.).

В Академии ветеринарной медицины биохимические исследования начал Вацлав Морачевский (1867-1950) вместе со своей женой Софией с Окуневских. Среди его учеников был Степан Гжицкий (1900-1976), который дал начало новому направлению биохимии — патобиохимии мышц. Он доказал что растройство мышечной деятельности происходит через нарушение обмена углеводов и фосфатов в тканях и предложил простые методы его восстановления. С.Гжицкий положил начало школе биохимиков во Львове, которая развилась после мировой войны.

Большие заслуги перед наукой получил микробиолог Рудольф Вайгль (1883-1957). В 1920-1939 гг. он возглавлял кафедру общей биологии университета. В своей лаборатории ученый идентифицировал вирусы пятнистого тифа и разработал методику получения против него вакцины. Работа ученого была высоко оцененная мировой общественностью.

Медицинские науки и медицина во Львове издавна привлекали к себе особое внимание. Главной сердцевиной научных наработок в этой области оставался медический факультет университета. Физиологические исследования, в частности в изучении нервной системы и деятельности, успешно вели профессор Адольф Бек (1868-1927) и его ученики. Одним из первых в мире Бек сделал запись биоэлектрической деятельности мозга. Высоким авторитетом пользовались работы и врача практика из педиатрии профессора Францишека Гроера (1887-1965), который также был первоклассным музыкантом и даже определенное время руководил Львовским оперным театром. Антон Цешинский внедрял рентгенологические методы в стоматологию. Хорошо известной была фамилия львовского хирурга Тадеуша Островского (1881-1941). Этот ученый и практик прославился смелыми операциями адреналектомии, лобектомии, пневмоектомии.

В период между двумя мировыми войнами состоялся заметный прогресс в развитии технических наук, которые опирались на достижения математики, физики, химии. Основные силы технической интеллигенции были сосредоточены в Львовской политехнике. Здесь подолжали функционировать научно-технические направления, начатые в предыдущий период. Ученик М.Туллье профессор Стефан Глыба (1886-1943) получил важные результаты в изучении прочности и выносливости свариваемых конструкций. Профессор С.Анчиц проводил успешные исследования по технологии металлов. Началась основательная работа в области электротехники, к которой присоединились профессора В.Круковский, С.Фризе, Г.Сокольницкий. Над усовершенствованием двигателей внутреннего сгорания работали Л.Еберман, В.Борович, паровых турбин — С.Лукасевич. В проектировании железобетонных конструкций заметный вклад оставил А.Курилло. Наилучшие здания периода 1930- х гг. во Львове связанные с именами профессоров архитектурного факультета Т.Обминского и В.Минкевича. Известный геодезист Каспер Вайгель (1880-1941) первым выполнил геодезические измерения методом фотограмметрии и стал органы- затором государственной геодезической службы.

На новый уровень исследований в этот период вышли социально-экономические науки. Развитие Польской экономической мысли было связано с именем Леопольда Каро (1864-1939) — приверженца католического солидаризма. В университете кафедру общественной економики продолжительное время возглавлял известный ученый и политик правого направления Станислав Грабский (1871-1949). Его руке принадлежали работы из истории польской економической мысли, аграрного развития польских земель и стран Запада, рыночных отношений. Основателем антропологической школы во Львове стал профессор университета Ян Чекановский (1882-1965). Ученый вводил в антропологию математические методы, исследовал проблемы етнологии.

Украинские этнографические студии сосредотачивались в НТШ и созданных им музеях, прежде всего Культурно-историческом, а также Украинском национальном музее, в которых собирались археологические, исторические, этнографические памятки, художественные произведения, а их работники проводили соответствующие исследования. В этот период вышли из печати монографические студии украинского музыкального фольклора, написанные Филаретом Колессою (1871-1947). Зенон Кузеля (1882-1952), удерживая постоянные связи с НТШ, много печатался в его изданиях, хотя проживал в Германии.

Украинская филологическая наука развивалась благодаря деятельности НТШ. Украинские ученые из Галиции в 20-х гг. приняли активное участие в разработке единого украинского правописания, утвержденного 1929 г. Во Львове работали украинские филологи — языко- и литературоведы. В их группе выделялся выдающийся языко- и искусствовед, основатель и продолжительный директор Национального музея Иларион Свенцицкий (1876-1956), автор «Очерков из истории украинского языка ХI- ХVII ст.» а также многочисленных работ из истории языков и литератур других славянских народов. В междувоенный период ярко проявились иследовательские и организаторские способности Василия Щурата (1871-1948). Он возглавлял НТШ в сложнейший период его деятельности (1915-1923), докладывая много усилий для защиты прав украинской культуры и науки во Львове. Ученый оставил сотни статей и монографий о творчестве украинских писателей XІX ст. Плодотворным было творчество Михаила Возняка (1881-1954). В этот период он опубликовал фундаментальную работу «История украинской литературы» (в 3-х т., 1920-1924), изучал творчество Т.Шевченко, И.Франко и других украинских писателей. Активную деятельность во Львове в 30-х гг. развернул выдающийся языковед Василий Симович (1880-1944), который редактировал газету «Жизнь и знание» и «Записки НТШ», где печатал также свои разведки из языковедения и истории украинской литературы.

Львовский университет остался сердцевиной филологических наук. На этом участке в междувоенный период достигло апогея творчество Станислава Ветковского (1866-1950). Он известный как исследователь папирусов, автор фундаментальных работ «Греческая историография (в 3-х т., 1925-1928), «Греческая трагедия» (в 2-х т., 1930).

Украинская историография во Львове, хотя и испытала после войны ощутимые потери вследствие выезда М.Грушевского и эмиграции некоторых других опытных деятелей, все же имела продолжателей в лице учеников выдающегося историка, представителей его львовской школы. Историки так же сплачивались вокруг НТШ. Заложенные М.Грушевским методологические основания «народной» историографии, которая в центр исторического процесса ставила народ-нацию как носителя продолжительных культурных ценностей, были дополненные новациями «государственной» школы, которая обогащала картину прошлого Украины атрибутами государственности. Многогранной и значащей было научное творчество Мирона Кордубы (1876-1947). Ученый получил высокий авторитет в науке, был приглашен на кафедру истории Варшавского университета (1929-1939), разрабатывал проблемы ранней истории славян, украинского казачества, истории украинско-польских отношений. Одним из наиболее молодых учеников Грушевского и наиболее плодотворным историком был Иван Крипъякевич (1886-1967). Этот ученый имел разностороние научные интересы, глубоко иследовал украинскую государственность времен Б.Хмельницкого («Студии над государством Б.Хмельницкого», 1925-1931), ряд проблем прошлого Галиции, историографии, археологию, оставил популярные работы о Львове («Исторические проходы по Львову», 1932).

Польскую историческую мысль во Львове представляли Станислав Закшевский (1873-1936) и его многочисленные ученики. Экономическую историю начал во Львове Францишек Буяк (1875-1953). Он начал выдавать во Львове ежегодник по проблемам социальной и экономической истории и подготовил группу молодых исследователей, которые изучали разные аспекты социального и хозяйственного развития Галиции и польских земель. Станислав Гошовский (1904-1987) изучал движение цен во Львове в 16-19 ст., подготовил основательную монографию «Экономическое развитие Львова в 1772-1914 гг.» (1935). Третье направление в польской историографии было связано с историком культуры и развития средневековых городов Яном Птасьником (1876-1930).

Археологические исследования начались во Львове еще в XІX ст. В междувоенный период развитие украинской археологии более всего связано с именем Ярослава Пастернака (1892-1969) — первого украинского доктора философии в области археологии (1926). Получив высокий авторитет в Чехословакии, ученый вернулся во Львов и возглавил Музей НТШ. Здесь он развернул активную научную и организационную деятельность, беспокоясь об обогащении археологической коллекции Музея. Большим достижением ученого стало открытие и исследование давнего Галича («Старый Галич», 1944). В университете археологические студии организовывал и направлял Едмунд Булянда (1902-1992) — исследователь античной археологии и истории религий. Его ученик Иван Старчук (1894-1950), работая в Институте археологии университета, продолжил изучение античного искусства в музеях Польши и других европейских странах.

Юридические науки развивались преимущественно в университете и НТШ. В университете традиции предыдущих поколений продолжили Р.Лонщан де Беръе (гражданское право), К.Пшибиловский (наследственное право), которые также принимали участие в работе Кодификационной комиссии Польского сейма. Проблемы криминального права разрабатывал Ю.Макаревич, римского — М.Хлямтач. Школа истории польского права, основанная О.Бальцером, обогатилась его учениками Е.Видаевичем, В.Гейношем и др.

Украинские юристы объединялись в Юридические комиссии НТШ, продолжительное время возглавляемые Константином Левицким. Комиссия выдавала несколько профессиональных серийных изданий. Внимание ученых было приковано к историческим памяткам украинского права. Заметной фигурой среди украинских юристов был социолог и юрист Владимир Старосольский (1878-1942). Кроме активного участия в политическом русле Львова и Галиции, он оставил многочисленные работы из социологии и права («Держава и политическое право», 2 т., 1924-1925). Ряд работ из гражданского права в изданиях НТШ напечатал Владимир Вергановський (1875-1946).

В междувоенный период Львов укрепил свои позиции как центр интеллектуальной жизни и научной мысли европейского уровня. В нем сложились и успешно развивались влиятельные ячейки школы польской и украинской науки, работало много ученых, которые обогащали мировую науку новыми открытиями.  [Использованные материалы]

Химические исследования во Львове

Химические исследования, проводились в лабораториях львовских вузов, были тесно связаны с изучением процессов в живых организмах и возникновением биохимии. В университете биохимические опыты начал Бронислав Радзишевский (1838-1914), который в 1872 году возглавил кафедру химии. Ученый установил строение бензоловых соединений, доказал, что явление фосфоресценции органических веществ являются результатом их окисления. Плодотворно работал также Станислав Бондзинський (1862-1929), который предложил метод исследования жиров в молоке, проследил процессы окисления белка в живых организмах и тому подобное. В политехническом больше внимания уделяли неорганической химии. На кафедре общей и аналитической химии, которую в 1872 году создал А. Фройнд, успешно исследовали бензосоеденения и керамику в марте 1892 кафедру возглавил известный ученый Стефан Нементовський (1866-1925).

Он предложил новые методы синтеза бензомадазола, которые начали применять в производстве анилиновых красителей. Его исследования продолжила группа учеников. В лаборатории кафедры начал научную деятельность Роман Залозецкий (1861-1918), который впоследствии возглавил лабораторию. Украинский ученый исследовал залежи нефти в Галичине, разработал методику изучения парафиновых соединений в нефти, стал пионером геохимии во Львове. В политехническом начал научные исследования по химической кинематики еще один Украинец Юлиан Горняк (1881-1970). Ему также принадлежал украинский учебник по химии для гимназий (1914).

Науки о земле были в поле зрения ученых университета и политехники. Изучение геологии Карпат одним из первых начал профессор университета Рудольф Зубер (1858-1920). Он изучил нефтяные месторождения не только в Галичине, но и в Северной Америке, Индии, на Кавказе, подготовил «Геологический атлас Галичины» (2 т «1888-1905). Труды ученого продолжили его ученики. В 1882 году в университете создана кафедра географии, во главе которой стал Антони Реман (1840-1917). Он также подготовил группу известных ученых-географов, среди которых были поляки и украинцы. Самым известным из поляков был Эугениуш Ромер (1871-1954), которому принадлежало первенство в создании современной польской картографии, а также многочисленные труды по климатологии, геоморфологии и исторической географии Польши. Первым украинским доктором по географии стал Григорий Величко (1863-1932). Он подготовил первую этническую карту украинских земель («Народописная карта украинско-русского народа», 1896). Его эстафету принял Степан Рудницкий (1877-1937), возглавив в 1908 году кафедру географии в Львовском университете. Научное наследие ученого весьма обширное. Однако главной причиной его заслуг было то, что он заложил научные основы новой географической и картографической наук, географического украиноведения («Краткая география Украины», 2 т., 1910-1914 ), Опубликовал десятки работ по физической, общественной географии, картографии. Научные основы геодезии и львовскую геодезическую школу начал профессор политехники Д. Зброжек, а исследования в области минералогии и петрографии Прикарпатье — профессор Юлиан Медведский (1845-1918).  [Использованные материалы]

Биологическая наука Львова

В биологии во второй половине XIX века произошли глубокие изменения в связи с распространением эволюционной теории, учения о клеточном строении всех живых форм. Все это вызвало оживление интереса к природе. В университете работали известные зоологи и сторонники дарвинизма Бенедикт Дыбовский (1833-1930), Юзеф Нусбаум-Гилярович (1859-1917). Первый получил мировое признание своими исследованиями флоры и фауны Восточной Сибири, в частности реликтового озера Байкал, которые он проводил во время долголетней ссылки за участие в польском народном восстании 1863-1864 годов. После возвращения из ссылки он возглавил кафедру зоологии университета, пропагандировал эволюционную теорию Ч. Дарвина. На кафедре его заменил Юзеф Нусбаум-Гилярович, который также преподавал в Сельскохозяйственной школе и ветеринарной академии, будучи известным анатомистом и гистологом. Известный ботаник Эмиль Годлевский (1847-1930), работая в сельскохозяйственной школе в Дублянах, изучая азотные преобразования в растительных организмах, доказал, что они являются процессом «дыхания растений». Проблемы ботаники исследовал Марьян Рациборський (1863-1917). Начав изучение ископаемых растений, исследователь побывал с многочисленными экспедициями в разных странах мира. В 1901 году он возглавил кафедру университета и вскоре организовал здесь Биологически — ботанический институт, начал природоохранное движение в Галичине. Ему принадлежала идея проведения «четверговых вечеров» — встреч ученых и молодежи, на которых обсуждались научные проблемы. Во Львове начиналась научная карьера Ф. Каменского, который впоследствии (1888) занял кафедру ботаники Одесского университета и получил авторитет открытием явления микроризы (сожительство грибов в корневищами растений).

Украинские ученые не имели доступа к университетским лабораториям. Однако в изданиях НОШ печатались труды по ботанике и зоологии, в частности описательного характера, которые подготовили учителя и молодые энтузиасты изучения природы. Свои наблюдения над флорой и фауной Прикарпатья и Карпат публиковал Иван Верхратский (1846-1919) — первый председатель математически природописно-врачебной секции НОШ. Ему принадлежат статьи по энтомологии, украинского учебника для гимназий по зоологии, ботанике, минералогии.

В связи с успехами биологии и химии конце XIX века интенсивно начали развиваться медицинские науки. В 1894 году в университете открыли медицинский факультет, на котором вскоре было уже 20 кафедр. На них работали широко известные специалисты-профессора — гистолог В. Шимонович, хирург Людвик Ридигер, окулист Е. Махек, гинеколог Альфред Марс, ларинголог А. Юраш и др.. Так, гистолог и эмбриолог Владислав Шимонович (1869-1939) открыл явление выделение адреналина надпочечниками, терапевт Владислав-Антони Глюзинский (1856-1935), который руководил кафедрой внутренних болезней университета, исследовал патологические явления в развитии желудка, почек и других внутренних органов человека. Творцом львовской хирургической школы стал профессор Людвик Ридигер (1850-1920). Он первым сделал и описал операцию по резекции желудка при удалении раковой опухоли (1880), предложил хирургические методы лечения язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.

Врачи-украинцы группировались вокруг НОШ. Счастный Сельский (1852-1922) был врачом-практиком, гинекологом и гигиенистом во львовской поликлинике, неоднократно печатал свои исследования по женским болезням в изданиях НОШ, немецких медицинских журналах, обрабатывал украинскую медицинскую терминологию. Евгений Озаркевич (1861-1916) также был врачом-практиком, основал «Народную лечебницу», печатал работы по гигиене, курортологии и украинской медицинской терминологии в изданиях НОШ. В 1910 году он стал одним из основателей и первым председателем Украинского врачебного общества, которое выпускало журнал «Здоровье».  [Использованные материалы]

Техническая наука Львова

Технические науки во Львове были представлены почти исключительно в Политехнической школе. Здесь на инженерном факультете в конце века сформировалось несколько ведущих направлений исследований: Максимиллиана Туллье заложил основания львовской школы градостроительства и строительной механики, Т. Фидлер — технологии механической обработки металлов. Одной из первых кафедр факультета механики была кафедра строения машин (1875), которую возглавил Богдан Мариняк.

В общем, к началу двадцатого века Львов превратился в мощный и авторитетный центр европейской науки. Это стало возможным еще и потому, что студенты и выпускники львовских высших школ могли продолжать обучение или стажировку в ведущих центрах европейской науки — университетах и лабораториях Вены, Берлина, Парижа, Лондона. Резкое увеличение числа студенческой молодежи в высших школах Львова в начале двадцатого века создавало благоприятствующие перспективы для подготовки высокообразованных кадров украинской, польской и еврейской интеллигенции. Война прервала эти позитивные процессы и нанесла сокрушительный удар по научным кадрам и учреждениям.  [Использованные материалы]

Историческая наука во Львове

Основные направления развития научных исследований. Научные исследования во Львове развивались главным образом в высших учебных заведениях, где ученые могли проводить опыты, публиковать работы, готовить научную смену. Меньшей степени зависели от университета и академий представители гуманитарных наук, которые могли работать в школах, гимназиях, общественных организациях и обществах. Гуманитарные знания часто служили инструментом формирования национального самосознания народов, проживавших в Галиции, в первую очередь украинцев и поляков.

Историческая наука во второй половине XIX века развивалась под мощным влиянием позитивизма, который требовал от историков тщательного изучения источников и их осторожной интерпретации. Романтическое историческое описание первой половины века решительно разделили польских и украинских историков: поляки прославляли величие бывшей Речи Посполитой (Генрик Шмитт, Кароль Шайноха), украинцы искали корни своего прошлого в Киевской Руси (Денис Зубрицький, Антон Петрушевич). Польские историки, опиравшиеся на аристократических меценатов, скорее начали изучение исторических источников: историк Август Бельовський (1806-1876) собрал и обработал документы в древней истории Польши.

В конце 60-ых годов во Львовском университете продолжилась научная карьера историка родом из Познанщины Ксаверия Лиске (1838-1891), который начал фундаментальное многотомное издание документов по истории Галичины («Акты гродские и земские …»), продолжено его учениками и последователями. В конце века в университете работало большое количество плодотворных польских историков (Л. Финкель, Тадеуш Войцеховский, А. Шельонговський, Бронислав Дембинский).

Конкуренцию львовским историкам-позитивистам составляли представители краковской исторической школы, которые критически оценивали общественные институты Речи Посполитой и ее исторический путь. Одним из них был профессор Краковского и Львовского университетов, впоследствии наместник Галичины Михал Бобжинський (1849-1935). Критический подход к прошлому Речи Посполитой определенное время пропагандировал и профессор Львовского университета Освальд Бальцер (1858 — 1933); изучал строй Речи Посполитой, негативно оценивал благородную демократию.

В начале XX века молодые польские историки (С. Закшевский, В. Собеский, Шимон Ашкенази) распространили неоромантические взгляды на прошлое польских земель, стремясь идеализировать устройство и политику Речи Посполитой. Неоромантики восхваляли «цивилизационую миссию» поляков на украинских землях, негативно оценивали украинское казачество, обосновывали право Польши владеть украинскими землями. Одной из тем, которая привлекала особое внимание польских историков, была освободительная война под предводительством Богдана Хмельницкого. Работы Л. Кубала и менее профессиональные очерки Ф. Равита-Гавронского тенденциозно освещали историю казачества, хотя и признавали, что казацкие движения приподняли строй Речи Посполитой и стали одной из причин ее упадка. Особенно горячо неоромантики отстаивали принадлежность Львова к «польской культуре», выводя начало города от предоставления ему магдебурского права и пренебрегая предыдущим периодом его развития.

Украинские историки почти до конца XIX века уступали польским по уровню подготовки и возможностями творческого труда. Патриарх галицких историков Денис Зубрицкий (1777-1862) заложил основы изучения истории Галичины как продолжение древнерусского периода, а галицких русинов считал наследниками древних русичей («История Галицко-русского княжества»). Его взгляды развивал Антон Петрушевич (1827-1913), который опубликовал ценные исторические источники («Львовская летопись»). Эти и некоторые другие историки принадлежали к консервативному крылу галицкой интеллигенции, которая склонялась к москвофильству. Они рассматривали историю Галиции как продолжение древнерусской традиции, критически оценивали польские влияния на западноукраинских землях. Деятели «Русской Троицы» придали этой традиции украинской окраски. Их путём пошел историк нового поколения Юлиан Целевич (1843-1892), он получил профессиональное образование во Львовском и Венском университетах, оставил ряд трудов по истории казачества, Львова и Галичины, ставя целью привлечь внимание к прошлому украинцев. К консервативным историкам принадлежал первый украинский профессор истории во Львовском университете Исидор Шараневич (1829-1901). Излагая историю Австрии, он исследовал древнюю и средневековую историю Галичины («История Галицко-Волынской Руси с древнейших времен до года 1453»), начал археологические раскопки в крае. Решительный шаг в сторону украинства осуществил Александр Барвинский (1847-1926). Он наладил связи и сотрудничество с киевской Старой Общиной и при ее поддержке начал издание серии книг по истории Украины под названием «Русская историческая библиотека» (всего вышло 24 тома), приложился к созданию НОШ, отстаивал интересы украинцев в Краевом сейме Государственном Совете в Вене. Сделал также первую попытку подготовить синтез истории Украины, которому, однако, недоставало солидной источниковой базы («История Руси», 5 частей).

Новая украинская историография, основанная на современных методах историописания, берет свое начало от деятельности во Львове Михаила Грушевского (1866-1934) и его учеников. Выдающийся историк во Львове опубликовал восемь томов «Истории Украины-Руси», подготовил большую группу молодых историков, которая начала серьезные исходные студии по различным вопросам прошлого Украины (А. Терлецкий, Д. Коренець, М. Кордуба, С. Томашевский, С. Рудницкий ,В. Герасимчук, И. Джиджора, И. Крип якевич И. Кревецкий и другие). Все они в своем творчестве сочетали профессионализм и патриотизм, выступали с опровержением тенденциозных выводов польской и российской историографии относительно «неисторичности» украинского народа, подавали основанные на источниках доказательства в поддержку схемы украинской истории М. Грушевского. На страницах многочисленных изданий НОШ и в периодике ученые, позднее названные представителями львовской исторической школы открывали завесу над панорамой длительного развития и культурных достижений украинцев в разные исторические эпохи, которые замалчивались или искажались в угоду тем или иным великодержавным интересам. В центре их внимание была история украинского казачества, с которым связывалось возрождение национальной государственности, а также прошлое Галичины и Львова. Молодые исследователи вступали в полемику с польской историографией, которая унижала роль и значение украинцев в истории города и края. Следствием бурного развития украинской историографии стал заметный рост национального сознания украинского населения Австро-Венгрии и появление украинской проблематики в мировой науке и политике.  [Использованные материалы]

Филологическая наука во Львове

Филологические науки. Благодаря меценатству польское языкознание стартовало в XIX веке с более благоприятных позиций: еще в 1806-1814 годах С.-Б. Линде опубликовал плод многолетнего труда — шеститомный «Словарь польского языка». В дальнейшем работу вокруг польского языка и литературы во Львове опекало Национальное заведение им. Оссолинских. В середине и второй половине XIX века студии по истории польского языка и литературы продолжил профессор соответствующей кафедры во Львовском университете Антоний Малецкий (1821-1913) — автор «Исторически сравнительной грамматики польского языка» и многочисленных трудов по истории польской литературы. Его наследие приумножили профессора университета Роман Пилят, Ю. Калленбах, Л. Малиновский и другие. Выдающимися исследователями классической филологии были профессора университета Людвик Цвиклинський, Б. Кручкевич, Т. Синко. Во Львовском университете развивалось также славянское языкознание, которое представляли известные польские слависты А. Калина, А. Кринський, К. Нитша и другие.

Развитие украинской филологии в XIX веке был осложнен стремлением галицких москвофилов приблизить народную письменную речь в церковнославянскую и русскую. Только в конце XIX века галицким народовцам удалось ввести фонетическое правописание в большинство печатных изданий; подъема культурной жизни украинцев способствовало развитие украинского языкознания в Галичине. Этому предшествовали работы галицких ученых, которые опирались на открытую еще в 1849 году кафедру украинского (русского) языка и литературы Львовского университета. Сначала ее занимал Я. Головацкий, которого с 1867 года заменил Емельян Огоновский (1833-1894), сначала как доцент, а с 1870 года профессор. Перу последнего принадлежала шеститомная «История украинской литературы» (1887-1894).

Особую роль в развитии украинской филологии в это время сыграло НОШ. В феврале 1900 года создано комиссию по правописанию, которую возглавил профессор университета Александр Колесса (1867-1945) — исследователь памятников древнеукраинского письма и литературы. В работе комиссии принимали участие выдающиеся украинские ученые и писатели — В. Гнатюк, А. Крымский,С. Смаль-Стоцкий, И. Франко. Ее работа затянулась на многие годы (до 1929 года). Не менее кропотливой оказалась и работа над развитием и установлением украинской научной терминологии, в которой принимали участие не только филологи, но и представители других наук. Научные издания НОШ стали публичной трибуной обсуждения проблем общего языкознания, морфологии, синтаксиса, публикации древних произведений украинской литературы. Особенно много усилий для развития исследований в области украинского языка, литературы и фольклора приложили Франко, К. Студинский, В. Гнатюк, Иларион Свенцицкий, Я. Гординский, Иван Верхратский, М. Возняк и многие другие. Долгое время филологическое секцию НОШ возглавлял Иван Франко (1856-1916), который своими достижениями в различных участках науки и литературы высоко поднял авторитет украинской культуры, влияние на формирование национального сознания украинцев. Его усилия продолжил языковед и этнограф Владимир Гнатюк (1871-1926), который, кроме многочисленных публикаций и организационной работы в НОШ, издал фундаментальный труд «Этнографические материалы с Венгерской Руси».

В этнографической комиссии НОШ плодотворно работал один из зачинателей украинской этнографии и антропологии Федор Вовк (1847-1918). Одаренный ученый жил преимущественно в Западной Европе, но свои Труда печатал в изданиях НОШ, возглавлял его комиссии и редактировал публикации, проводил в Галиции этнографические экспедиции (1903-1906), был одним из основателей Музея НОШ. Во многих работах ученый доказал общность исторических, этнографических, антропологических черт и духовной культуры украинцев разных регионов. [Использованные материалы]

Юридические науки во Львове

Юридические науки во Львове были представлены в основном в университете, с юристов часто рекрутировались кадры для высших чинов галицкой администрации и венского правительства. В начале XX века с 13 кафедр юридического факультета две занимали украинские, и преподавание на них проводилось на украинском языке. Кафедра австрийского гражданского права, была открыта в 1862 году, Возглавлял Александр Огоновский (1848-1891), известный с научных исследований в области гражданского права, а после его смерти — Станислав Днестровский (1870-1935). Наряду с активной общественно-политической деятельностью (депутат австрийского парламента) Станислав Днестровский оставил значительный научный задел в области австрийского гражданского права, статистики, впоследствии (в эмиграции) — конституционализма. Вторую украинскую кафедру — уголовного права — с 1885 года возглавлял Петр Стебельский (1857-1923), известный как автор трудов по австрийского уголовного права и процесса, а также явления преступности в Галичине.

Среди польских правоведов Львовского университета выделялась группа исследователей истории польского права — Освальд Бальцер, Станислав Стажинський, А. Гальбани. Специалистами из римского и западноевропейского права считались Леон Пининский, Ю. Зельонацкий, М. Хлямтач, Л. Пентак. Профессора Я. Фиялек и В. Абрагам опубликовали ценные труды по истории католической церкви.

Конце XIX века во Львове зародилась известная в науке Львовско-варшавская философская школа, из которой вышло много ученых с международным авторитетом в различных областях науки. Основал школу философ Казимир Твардовский (1866-1938) из Вены, который умел заинтересовать слушателей логикой научного мышления и свободой выражения мнения. Философию ученый трактовал очень широко, как «интегральную науку университетского образования». Среди студентов — известные философы, психологи, логики, математики, науковеды, культурологи. Личные научные интересы ученого граничили с феноменологией и теорией знания. Отстаивание свободы научного мышления помешало профессору университета предвзято относиться к украинцам и их требованиям равноправия.

Казимир Твардовский славился дисциплинированностью и собранностью, которой требовал и от своих подчиненных. Когда один студент своевременно не возвратил одолженную книгу на кафедру, профессор исключил его из семинара со словами: «Или он [студент] читал правила и ничего в них не понял, или понял и сознательно их нарушил — в первом случае он является дураком, во втором — аморальным, а я не хочу иметь дело ни с дураками, ни с аморальными студентами … «.  [Использованные материалы]

Львовская политехника в 1918-1939

Крах Австрии на итальянском фронте в конце октября 1918 привел 28 декабря 1918 к созданию в Кракове польской ликвидационной комиссии в качестве временного органа государственной власти Галиции. Польские делегаты в Государственном совете объявили о выходе провинции из состава Австро-Венгрии.

Между тем, во Львове ночью 1 ноября 1918 года, украинцы провели переворот и взяли под свой контроль город и восточную часть Галиции. В этом помогло им австрийское командование, стягивая к львовскому гарнизону подразделения еще не разоруженной армии, где были преимущественно украинские солдаты. Утром 1 ноября 1918 года на ратуше и других зданиях уже развевались сине-желтые украинские флаги. Несмотря на удивление, сразу же начали организовываться первые польские очаги сопротивления: Первый участок обороны Львова в школе имени Сенкевича, Вторя — в Доме Техники. В Доме командование принял хорунжий ПВО (польской военной организации), химик Людвик Василевский, организуя гарнизон из 30 человек и отправляя в военный госпиталь в Политехнике небольшое подразделение для получения оружие, что при взятии в расплох, полностью удалось, и не только позволило захватить главное здание, в котором далее размещалась военный госпиталь, но также незначительно увеличить количество обладаемого оружия. В свою очередь, Василевский отправил из Дома небольшой отряд, состоящий из 7 человек под командованием поручика Бернарда Монда, с целью захвата трамвайного депо, где организовано третий отрезок польского сопротивления. Дальнейшие заслуги гарнизона в «Доме» в боях на Вульке, в районе Цитадели и на других участках фронта в героически отличились при захвате Львова 22 ноября 1918 года. Гарнизон «Дома» вырос до 300 человек, и команду взял на себя геолог, поручик Болеслава Буяльский. Отступление украинцев из Львова не остановило боевых действий, Львов продолжал находиться в окружении, сильно обстреливался артиллерией; только польское наступление вызвало полное освобождение как Львова так и Восточной Галиции. Тем не менее, потери молодежи, обучающейся в технических учебных заведениях, были значительными, так же как и ее участие в боях. В защите Львова и Восточной Малопольши также отличились независимые и вспомогательные работники Политехники. Профессор Казимир Бартель организовал железнодорожные войска, важные для поддержания связи с Перемышлем и остальной частью государства. Техническим командующим главного железнодорожного вокзала стал ассистент Политехнической школы во Львове Михаил Оркиш. Мастерские для самолетов организовал на Левандовке доктор Владислав Рубчинский, благодаря чему удалось отремонтировать несколько самолетов и сформировать из них эскадру для участия в боевых действиях и связи с Краковом и Варшавой. Рубчинским сотрудничали инженер Левицкий и доктор Владислав Коман-Флорианский, студенты Роман Каратницкий, Юрий Сьлебодзинский, Н. Станишевский и Тадеуш Вишневский. Подразделением радиосвязи (радиостанция на улице Хотинской) командовал будущий профессор Тадеуш Малярский, электротехническое подразделение «На Болотах» — доктор Вацлав Гюнтер, подразделение по складам «На Болотах» профессор Станислав Анчыц, подразделение по вооружению, артиллерии и автомобильному транспорту — доктор Александр Лютце-Бирк. Подразделением по саперским работам командовал инженер Мариан Жеребецкий, саперскими мастерскими доктор Эдвард Сухарда, заместителем командира части мобилизации был доктор Степан Брыла, офицером связи с оборонительными войсками инженер Фридерик Штауб (затем доцент, во время Второй мировой войны состоял в АК). Делегатом в Польском национальном комитете во Львове был впоследствии профессор и ректор Антоний Верещинский.

Список активный в обороне Львова с политехнической среды охватывает более трех сотен фамилий. Нужно было еще почти пять месяцев осады, с опасными атаками на город, чтобы отодвинуть прямую угрозу и дальнейшие боевые действия. Когда с помощью Голубой Армии генерала Юзефа Галлера из Франции и других образований удалось отодвинуть в июле 1919 года украинские войска за Збруч, то в результате перемирия 1 сентября 1919 позволило освободить из армии студентов вузов. С трудом открылся учебный 1919-1920 год в Политехнике Львова. Среди 1500 студентов — 30% являлись военными, освобожденные на четыре месяца. Скромная инаугурации в свободной Польше состоялась 16 октября 1919.

Несмотря на бои и трудности закрытого в учебном году 1918-1919 учебного заведения, коллегия профессоров и власти Политехники действовали в доступной мере. Символическим разрывом с габсбургской империей стал демонтаж двуглавого черного орла и замена его белым орлом с короной на красном щите. Осталось на некоторое время только название — Политехническая школа, удалено везде предикат «цк» (цесарско-королевский), как доказательство зависимости от императора и короля. Лекции не проводились, но принимались задолженности по экзаменам и консультировались проекты. Учебное заведение передали в подчинении Министерства по вероисповеданиям и общественного образования, был установлен контакт с Академией сельского хозяйства в Дублянах и Высшей школой лесов во Львове, чтобы привести к запуску 8 ноября 1919 года нового долгожданного факультета сельского хозяйства и лесов. 8 октября 1919 министерское распоряжение ввело во всех вузах, а соответственно, и на Львовской политехнике уравнение прав женщин, которое появилось сперва на факультетах химии и архитектуры.

Период 1918-1920 лет отмечен также значительным движением человеческих ресурсов. Ранее, по мере восстановления и полонизации Варшавской политехники, в нее перешли в 1915 году профессор архитектуры Оскар Сосновский, в 1916 доцент Казимир Древновский на кафедру электротехники, доцент Зигмунт Вяйберг в 1917 на кафедру минералогии Львовского Университета, в 1918 профессор гидротехнического строительства Карл Помяновский на кафедру Варшавской Политехники, в 1919 профессор математики Здислав Крыгоский на кафедру математики в университете Познани, Альфред Денизот, профессор общей механики на кафедру физики Познаньского университета, профессор Веслав Хшановский на кафедру Варшавской Политехники, доцент инженер Богдан Стефановский на кафедру в Варшавской политехнике, в 1920 профессор машин для химической промышленности Витольд Броневский на кафедру при Политехнике Варшавской, доцент по железо-бетонным конструкциям — Марцелий Марциховский на кафедру инженерии Главной Лесной Школы Сельского хозяйства в Варшаве. Однако, международная обстановка постепенно осложняется в учебном году 1919/20. В связи с угрозой со стороны Советского Союза сократилось число академических отпусков, а с апреля 1920 года их отозвали всем офицерам. Угрозы молодому государству существовали также и с других сторон. В апреле 1920 состоялось вече в Политехнике, на котором принято общее участие в Силезском восстании. Председательницей силезского комитета выбрали жену Игнация Мосцицкого — Михалину Мосцицкую, командиром Силезских дружин Бронислава Ковальского. Сформировано три группы. Первую повел в Силезию 22 июня 1920 президент братской помощи Ян Навроцкий.

Для находящегося под угрозой исчезновения со всех сторон государства 1920 год не являлся мирным. С конца апреля всю молодежь призвали к оружию, премьер-министр Винцентий Витос призвал всех способных к военной борьбе вступать в армию, в том числе в Малопольскую Добровольческую армию. Критическим выдался август 1920, когда северный фронт под командованием Тухачевского подошел под Варшаву, с окружающим маневром на Плоцк и Влоцлавек. На Южном фронте городу Львов угрожала Первая Конная армии Семена Буденного и ее первые гвардейцы (7 дивизия) добрались через Глиняны почти под Львов. В неравном бою, 17 августа 1920, под Задворьем пали триста добровольцев, в том числе 19 студентов Политехники, но сам Львов защитился благодаря сильной артиллерии. Победными боями генералов Иосифа Галлера, Владислава Сикорского на реками Висла и Вкра, а также контратаки с Вепра и Немана Начального Вождя Юзефа Пилсудского, завершились роковые напастья. Соглашение о прекращении огня 18 октября 1920, затем рижский мир 18 марта 1921, стабилизировали на двадцать лет состояние государства.

В этих боях за существование государства опять погибло 49 студентов Львовской Политехники. Дальнейшие жертвы требовало еще участие в силезском восстании, проведении плебисцита в Ораве, Спише и в Силезии. Уже в 1919 думали о мемориале павшим в обороне Львова и других сражениях. После определения имен, 5 июня 1924 в вестибюле сходовой клетки Политехники памятную таблицу с именами погибших в 1918-1921 годах студентов Политехники. Таблицу спроектировал студент архитектуры Збигнев Жепецкий, пользуясь подсказками доцента по моделированию, скульптора Яна Нальборчика.

22 ноября 1925 перед Главным зданием со стороны улицы Захариевича открыто памятник Орлятам. Выполнение таблицы и и памятника профинансировали профессора Политехники и ректорат. Для павших при обороне Львова и умерших позже ее участников в части Лычаковского кладбища устроено кладбище защитников Львова, который спроектировал ассистент архитектуры Рудольф Индрух. Мемориальная доска и памятник сегодня не существуют, кладбище было разрушено после Второй мировой войны, удаление следов польской истории Львова проводилось сознательно и безжалостно. Период 1918-1939 имел в истории города и Политехники особое значение. С 1772, Львов оставался без перерыва под австрийским владычеством все время свидетельствуя свою польскость. Только теперь Львов дождался истинной свободы. В возрожденном государстве город стал сразу одним из пяти основных центров научной и культурной, политической и экономической жизни. В той ситуации также росла роль Технического университета, одного из трех технических вузов во всей стране, а в дополнение сему в многонациональной Второй республике Политехника находилась в очень разнонациональном регионе, и поэтому, учитывая свой уровень, являлась привлекательной не только для своих граждан, но — как и прежде — для других.

В общем историю учебного заведения следует начать с 10 января 1921, когда в актовом зале состоялась церемония открытия учебного 1920-1921 года, поскольку только тогда можно было проводить спокойно занятия в условиях политической стабилизации в стране и в восстановленном главном здании, после ликвидации функционирующего в нем тогда военного госпиталя. В зимнем семестре того же года среди 1867 студентов служило в армии 1506 человек, которых постепенно увольняли для учебы. Атмосфера переломных для Львова и учебного заведения лет 1918-1920 нашла соответствующее отражение в речи ректора Стефана Павлика. 1921 год принес в конце концов ряд существенных для политехнического университета изменений. Разработанный коллегией профессоров устав получил министерское одобрение 28 июня 1921, а в нем старые названия поменялись на Львовская политехника, наконец теперь подходящее название для заслуженного учебного заведения. В дополнение к уже утвержденным и организованным 18 кафедрам факультета сельского хозяйства и лесов, 30 июня 1921, запущено Общую кафедру, с целью обеспечить квалифицированных преподавателей для профессионально-технических училищ, промышленных или реальных, которые повсеместно открывались в то время.

21 октября 1921 запущен на короткое время военный факультет, который был организован профессорами Максимилианом Матакевичем, а также генералом Виктором Неселовским как его командиром. Ибо уже в 1917 году пришла идея создания Военной Политехники, чему совместно выступили против обе тогдашние политехники: варшавская и львовская. К этой концепции, однако, вернулись во Львове под впечатлением военных лет 1918-1920. Армия освободила казармы на улице Яблоновских для студентов, поспешно были организованы профессиональные фонды и библиотеки. Сия идея, однако, не нашла поддержки со стороны военных властей. Министерство обороны приказало 3 июня 1922 ликвидировать факультет, что и наступило 1 августа 1922 года, фонды и библиотека переданы в Главной артиллерийской инженерной школе в Варшаве, 37 первых студентов, не теряя года, должны были перейти на любой желаемый гражданский факультет в Политехниках Львова и Варшавы.

Саму тематику введения военной тематики во Львовской Политехнике, однако, не была полностью заброшена. Ее учитывали в деятельности отдельных кафедр и факультетов, например: на факультете Водной и Сухопутной Инженерии с 1927 года несколько курсов аэрофотосъемки для определенных департаментом по авиации Министерства военных дел офицеров, которыми руководил профессор Каспер Вяйгль и он также организовал позже фотооптические курсы для офицеров военной авиации. Когда в средние школы ввели отдельные классы военной подготовки (со стрельбой по мишеням и обязательным ежемесячным военным лагерем во время отпусков включительно), родилась тогда после 1930 года идея Технической Лиги с соответственным уровнем и представлением права школам подхорунжих резерва во время учебы давать звания подхорунжего резерва и некоторые льготы во время прохождения обязательной военной службы. Лекции, занятия и лагеря должны были состояться во время учебы в Политехнике. К этой идеи частично вернулись в 1937 году, когда в связи с приходом Гитлера к власти продолжали в рамках Академической Лиги военную подготовку со средних школ. Во Львовской политехнике вели лекций и занятия в течении учебного года, а также различные военные лагеря во время каникул (начиная от так называемых общественных, до постройки укреплений на государственных границах). На факультете машиностроения ввели лекции по оружию, боеприпасам, производстве танков, бронетехники, пушек, которые вели по разному подготовленныее к этой деятельности офицеры на действительной службе или запаса. Основной военной подготовкой, однако, осталась для выпускников вузов, в том числе Политехнике во Львове, служба в школых подхорунжих. Устав вуза от 1921 вводил кроме профессорской коллегии Сенат учебного заведения. В 1922 принят закон о статусе инженера, в течении всего межвоенного периода в Политехнике совершенствовались внутренние правила для каждого факультета касательно занятий, даты зачетов, времени обучения, а когда общие рамки преддипломных и дипломных экзаминов требовали постоянного обновления, то высокие стандарты начал контролировать отличный персонал кафедр.

О значительном научном потенциале Львовской политехники и ее роль для государства и региона свидетельствовало отношение государственных и местных властей. По инициативе правительства города Львов 19 ноября 1922 года Львовская Политехника получила Крест обороны Львова, вмонтированный во фронтон учебного заведения. 11 мая 1922 в актовом зале состоялась церемония вручения почетной степени Доктора Маршалу Франции и главнокомандующему союзных войск в Первой мировой — Фердинанду Фоху. Сему мероприятию было дано особенно торжественный характер. Все присутствующие выступили во фраках, у ворот Политехники Фоха поприветствовал ректор Юлиан Фабианский и проректор Максимилиан Губер. Они также в актовом зале выступили с соответственной речью. От имени молодежи выступал в униформе Войска Польского капитан (на хорошем французском), бывший президент Братской Помощи, Ян Навроцкий, а когда маршал покидал здание, восторженная студенческая молодежь выпрягла лошадей и потянула коляску канатами по улицам Сапеги и Коперника, среди плотных рядов радостных людей в Ратушу, где высокому гостю получили почетное гражданство Львова.

Признательность Политехнике выражали позже президенты: 5 сентября 1924 посещал президент Станислав Войцеховский, 2 июня 1926 — на следующий день после выборов — президент Игнатий Мосцицкий для того, чтобы попрощаться со Школой, где в течение 14 лет вел научную работу. 11 ноября 1936 Президент Игнатий Мосцицкий наградил Политехнику Рыцарским крестом ордена Востановленной Польши за ее вклад в укрепление государства в 1918-1921 годах и за научные достижения. Церемония передачи символов ордена ректору, Адольфу Йошту, состоялась в рыцарском зале Варшавского замка 13 февраля 1937. В то же время президент отметил профессоров политехники: Казимира Бартеля большой лентой ордена Восстановленной Польши Командорскими Крестами сего ордена Сигизмунда Цехановского, Яна Богуцкого, Люциана Грабовского, Каспера Вяйгля, Адама Маурицио, Максимилиана Туллие, Владислава Садловкого, Веслава Хшановского, Карла Помяновского, а посмертно Плацида Дзивинского, Тадеуша Годлевского, Бронислава Павлевского, Стефана Павлика, Карла Скибинского, Мечислава Ковалевского, Казимира Мичынского. Золотыми крестами за заслуги награждены профессора Максимилиан Матакьевич, Карл Вонторек, Карл Мальсбург, Максимилиан Губер, а также вышедший на пенсию секретарь учебного заведения Ян Росинкевич. Сия церемония должна была напомнить общественности о роли Политехники во Львове для науки и страны. С точки зрения исторического момента это стало последним общегосударственным выражением признательности для приближающейся к своему столетию Высшей Школы, чего ни она, ни государство во время Второй мировой войны уже праздновать не могли.

Освобождение от зависимости оккупантов позволило с 1920 года в дальнейшем развивать политехнику, что нужно было реализовать, несмотря на финансовые трудности возрожденного государства, а также несмотря на виражи во внутренней политике правительств до и после мая. В 1924 году коллегия профессоров разработала проект развития учебного заведения в связи с потребностями государства и основных технических наук. Изначально реализации препятствовала послевоенная ситуация. необходимость укрепления валюты, затем мировой экономический кризис, конфликты в правящем лагере сената. Поэтому, к постепенной реализации можно было приступить только незадолго до Второй мировой войны.

Ситуация с помещениями Политехники являлась трагичной уже с 1920 года. Поэтому родился план строительства рядом с для прилегающего к Политехнике Четвертой государственной гимназии имени Яна Длугоша отдельного здания на приобретенном в 1925 году участке на улице Потоцкого 45, а здание той гимназии должен был перейти в распоряжение Политехники Львова. Этот план не был реализован, поскольку в 1930 приняли решение построить там здание для единственной во Львове государственной женской гимназии имени Королевы Ядвиги, которая находилась в еще худшем положении. Переданное Политехнике в 1923 здание бывшей женской тюрьмы на Уейского №1 (бывший доминиканский монастырь превращенный австрийскими властями под тюрьму) требовало длительного ремонта, и только в 1928 могло предназначаться для нужд некоторых кафедр факультета инженерии, химии, сельского хозяйства и лесов. А в 1938 над зданием бывшей администрации этой тюрьмы было надстроено еще один дополнительный этаж. Начатое перед Первой мировой строительства здание машинной лаборатории для нужд факультета машиностроения завершили (на улице Уейского 5) в 1927 году, но даже тогда этого не хватало. Напротив Четвертой гимназии на Никоровича №1 выросло в 1927-1934 современное здание главной библиотеки по проекту профессора Тадеуша Обминского. Библиотека уже тогда насчитывала 75000 томов и являлась самой богатой технической библиотекой в Польше. В главном здании, в надстройке, устроено астрономическую обсерваторию. В 1928 решено возвести аэродинамическую лабораторию между главным зданием и зданием Химии. Открытие состоялось 25 мая 1930.

В 1936 Львов подарил Политехнике восемь гектаров земли для развития комплекса зданий факультета машиностроения на Стрыйской, а семь гектаров на строительство комплекса зданий Химического факультета между улицами Потоцкого, Чвартаков и под Сточком. Быстрые решения были приняты касательно комплекса для Механического факультета, поскольку уже в 1927 постулировалось в Политехнике создание отдельного Электротехнического факультета. В 1931 создано Общество по изучению машин и электротехники с профессором Эдвардом Гейслером во главе и начато сбор средств. Когда получено участки на улице Стрыйской, в 1937 огласили архитектурный конкурс на строительство пяти зданий с объемом 170 тысяч метров для механической опытной станции, станции технологии обработки металлов, авиационных исследований, факультета электротехники. В конкурсе победили Владимир Буць и Антоний Новотарский. Затраты на строительство определили в 6760000 злотых. Средства искали со всех технических сфер, промышленности, несколько министерств. Ввод первых двух построек запланировали на 1 декабря 1939, а очередных на 1940 и 1943. 26 ноября 1938 посвятили угольный камень и стены двух начатых уже в июне павильонов для технологии и обработки металлов, а также механической опытной станции. Освящение провел архиепископ Римско-католической Церкви Болеслав Твардовский. На церемонии принимали участие и выступали Львовский воевода Альфред Билык, президент города Львов Станислав Островский, от имени президента Мосцицкого — генерал Леон Бербецкий, а от имени Армии и Министерства военных дел — генерал Александр Литвинович — оба являвшиеся выпускниками Политехники. В 1938 поддержку для того расширения выразил самые высокие государственные чины. 27 апреля 1938 состоялась конференция в варшавском замке, с участием президента Мосцицкого и министра вероисповеданий и образования Войцеха Свентославского. Постановлено предоставление необходимой помощи, а также предоставление студентам факультета машиностроения большего количества стипендий, которых на всю политехнику было определенно не достаточно.

Заинтересованность делами аэронавтики выявилась через проект строительства кафедры строительства аэропортов на инженерном факультете, а вот связь Института Авиации и Мотоавиации с Техническим институтом авиации, как с одной стороны научно-исследовательским центром в Львовской политехнике, а с другой стороны автономным филиалом того Института Авиации. В связи с военной тематикой оставались не только проблемы аэропортов, воздушных трасс и противовоздушной обороны, но и теле-радиотехнические, для которых на Факультете электротехники создали отдельную теле-радиотехническую группу. Наконец, 5 апреля 1939 военные власти предоставили дополнительный участок на Стрыйской, площадью 62240 метром, под павильоны исследования авиации. В 1937 организована в приспособленных помещениях бывшей школы авиамехаников в Скнилове Лаборатории авиадвигателей для лабораторных работ для студентов старших курсов авиации.

Межвоенный период, за исключением возможности для всестороннего развития политехники, однако, не являлся свободным от внутренних и внешних напряжений. После первых лет организационной эйфории необходимо было учесть финансовые возможности государства, началась проверка неукомплектованных кафедр, замена обычных кафедр на чрезвычайные, чрезвычайные на институты. Дало о себе знать соперничество между Политехниками Львова и Варшавы за финансовые средства и научные кадры. Экономический кризис разошелся по полной в 1930 году. Не было никакой речи о развитии. В 1931-1934 отравлял атмосферу политехники Януш Енджеевич, как премьер-министр и министр образования при поддержке доминирующего с 1930 санационного лагеря в Сейме и Сенате. До него основы высшего образования определял Закон от июля 1920, предоставляющий широкое самоуправление, то есть автономию академическим школам. Только они имели право присуждать научные степеня, выбирать университетские власти (ректоров, сенат, деканов) коллегией профессоров, набирать кандидатов в профессора (назначаемых президентом через Министерство Вероисповеданий и Образования, при чем президент имел право возразить), также имели право присваивать степени доцентов, которые входили вместе с профессоров в преподавательский коллектив. Ректор академической школы (в том числе Львовской Политехники), выдавал студентам разрешение создавать товарищества, на проведение на территории учебного заведения встреч, без вмешательства со стороны полиции или административных государственных органов власти. Полиция без согласия ректора не имела права доступа в учебное заведение.

Министерство образования имело по отношению к академическим учебным заведениям узкое поле деятельности. Между тем Януш Енджеевич, стремясь ограничить гражданские свободы и права законами от 1932 года, ввел жесткий контроль над всеми проявлениями политической жизни. Создал возможность запрета на деятельность различных обществ, монополизировал деятельность проправительственных объединений. Закон о местном управлении от 1933 отодвинул молодежь уклонялись от политической жизни молодежь путем повышения предельного возраста для активного права голоса до 24 лет, а пассивного — до 30 лет. Закон от марта 1933 года об академических школах значительно ограничил автономию тех учебных заведений, что вызвало их протест в 1932 касательно «Брестского дела» и вынесения приговора видным политическим оппозиционерам, среди которых такие, как Винсент Витос Владислав Керник, Казимир Багинский, Адам Прагер, Герман Либерман покинули страну.

В связи с готовящимся законом об академических школах общее собрание Львоской Политехники создало в 1932 году комиссию под председательством профессора Эдвина Хаусвальда, которая заняла по отношению к закону очень критическую и аргументированную позицию. Общую резолюцию по этому вопросу Политехника Львова отправила в Министерство, а также во все академические школы государства. Благодаря стараниям и усилиям коллегии профессоров появилась важная и ценная работа «Львовская политехника, а также ее текущее состояние и потребности. Львов — 1932 год», где передана краткая история университета до 1918 года, более детально представляющая факультеты и кафедры до 1932 года.

С той книгой переплетается выпущена в то же время другая, усилиями братской помощи студентов Львовской политехники, Альбом инженеров и техников в Польше (Львове — 1932) с множеством иллюстраций. Кроме сокращенной истории учебного заведения и текущего списка преподавательского состава размещено там историю студенческих организаций ЛП, а также обильную часть, содержащую биографии выпускников Львовской политехники.

К оппозиции к сеймовым законам и ограничений академических свобод присоединилась молодежь политехники. Не без значения остались также этнические вопросы. Осенью 1930 два товарищества самопомощи — Общество украинских студентов «Основа» и «Взаимопомощь студентов евреев» отвергли на общих собраниях декларации лояльности к польскому государству, что — помимо неоднозначности таких резолюций — вызвали бурную реакцию большинства польских студентов Политехники во Львове. Стычки на этом фоне продолжались с раной интенсивностью несколько лет, привели к борьбе за количество учебных мест для евреев, а также к скамеечному гетто для них. Менее впечатляющими, но иногда с использованием оружия были стычки с украинцами.

В то же время молодежь начинает борьбу с правительственными агентами в защиту своих собственных организаций в период 1930-1934, что привело к серьезным конфликтам во Львовской Политехнике. Но закон, тем не менее, Сейм принял 21 марта 1933 и вводился постепенно в силу. Не помогли ни приостановление занятий во всех университетах и блокады молодыми людьми главного здания Политехники во Львове 14-16 марта 1933 года в знак протеста против принятия законопроекта Сенатом учебного заведения. Подстройка устава Политехники Львова к новому закону, а также послекризисная ситуация в стране вызвали, однако, болезненное сокращение числа ассистентов и служащих, закрытие многих кафедр, а также Общего факультета, угрозе закрытия Лесного факультета. За исполнением новой политики по отношению к академическим учебным заведениям следил и новый министр образования и вероисповедания Вацлав Енджеевич брат Януша. В 1935 году сенат Львовской Политехники прислал на утверждение новый устав учебного заведения. Смерть Юзефа Пилсудского привела к перегруппировке в правящем лагере в 1935 году. Новым и последним до 1939 года министром образования стал выдающийся физико-химик Войцех Свентославский, сторонник замковой группы Игнация Мосцицкого, который постепенно смягчил суровость предшественников, среди прочего восстановил в Политехнике Львова уже ликвидированный факультет лесов. Международная обстановка и желание получить симпатии студенческой молодежи привели сближение к ней «маршальской группы» в 1937 году, инициированной маршалом Эдвардом Рыдзем Смиглым своим участием традиционной встрече со студенческой корпорацией Аркония в Варшаве.

22 декабря 1937 Министр Военных Дел, генерал Тадеуш Касприцкий, издал указ о создании при университетах военных курсов в форме Академического легиона, последовательно с первого года обучения. Курсы охватывали в зимнем семестре шесть дневных и пять полудневный занятий в послеобеденное время, лекции каждые 10 дней, в течение летних каникул — месячное пребывания в лагере. Программа предусматривала тактическую военную подготовку до уровня командира взвода включительно. Попытки перетянуть хотя бы части молодежи в «санационное движение» таким образом не дали больших результатов. Во Львове общее руководство Академического легиона всех университетов вел полковник Андрей Либих, командир 19-го пехотного полка. Прямым начальником был майор Ян Крыса. Дополнительная подготовка самых молодых когорт студентов и содержание их в состояние военной полуготовности (униформы постоянно дома) оказалась полезной в 1939 году, когда с целью обороны Львова от немцев сформировали, в частности, и из них добровольческие подразделения, а позднее для дальнейшей борьбе в составе АК.

Другим путем шла духовная мобилизация молодежи до Второй мировой войны. 24 мая 1936 политехническая молодежь принимала активное участие в великой общенациональной поездке в Ясную Гору в Ченстохове, давая начало такого типа паломничества в дальнем среди других социальных групп. В последующих годах до 1939, отправляли в мае в Ясную Гору, подобно как и 1936 посылали более мелкие группы из Львова, из числа представителей главных академических товариществ. Эти акции свидетельствовали о полном общественном сознании студенчества касательно важности текущей ситуации и обязанностей перед лицом надвигающейся исторических пертурбаций.

Условия, в которых пришлось работать Политехнике во Львове в межвоенный период, существенно отличались от тех в австро-венгерские времена, о многие вещи решались на месте, в рамках автономии, некоторые согласовывались с Министерством Образования. Это отмечалось во внутренней организации факультетов и кафедр, даже в их меняющейся терминологии. Среди 43 кафедр и 44 доцентур в рамках четырех факультетов Политехнической школы во Львове в 1914 учебное заведение выросло до пяти факультетов и 71 кафедр в 1939 году (временно шесть факультетов и 74 кафедр). Уже в 1920 решено соединить функционирующих с 1908 до тех пор факультетов гражданского строительства и гидротехники в факультет коммуникаций, с 1926 факультет сухопутной и водной инженерии. Факультет машиностроения превратился в Механический, в 1919 пришел на факультет сельского хозяйства и леса, в 1921 году Отделения общей. В 1919 году факультет гражданского строительства (архитектуры) был преобразован в области архитектуры, факультет технической химии на кафедре химии.

В 1921 году структура политехники состояла следующим образом: Факультет связи имел дорожное, водное и геодезическое отделение. Архитектурный факультет — конструктионное и художественное отделения, механический факультет — машинное, электротехническое и нефтяное отделения. Химический факультет — отделение промышленной химии и лабораторной, факультет сельского хозяйства и лесов — отделения сельского хозяйство и лесного, Общий факультет не имели отдельных подразделений, но подобно другим — тематические группы. В 1939 году перед войной, Строительный факультет продолжал состоять из трех отделений, с тем, чтобы учеба на отделениях водного и наземного строительства сократил учебу с пяти до четерых с половиной года, отделение геодезии — с трех до четырех лет, учеба на факультете архитектуры — без разделения на отделения, от которых отказались — четыре с половиной года, на Химическом факультете — без разделения на отделения — четыре года, на факультете сельского хозяйства и лесного хозяйства по четыре года на каждом отделении. На механическом факультете теоретически по четыре года на каждом отделении. Таким образом, на отделении машиностроения сравнивались пять тематических групп: авиационная, конструкторская, технологическая, железнодорожная и автомобильная (направления термическое и химическое). На электрическом отделении осталось две тематические группы: сильного тока и слабого тока (теле-и радиотехнические).

Количество профессоров увеличилось с 48 до 70 (в том числе 17 чрезвычайных), заместителей профессоров с одного в 1914 году до трех в 1939 году, доцентов с защищенной диссертацией с четырех в 1914 году до 18 в 1939 году, преподавателей с 43 до 86, доцентов с 18 до 46 (многие из отсутствия средств для защиты диссертации), старших ассистентов и был в 1939 году — 85, младших — 80, заместителей ассистентов -12, лекторов — 4. На 71 кафедр в 1939 году было 10 чрезвычайных, штатных доцентур было — 18.

Размышления об организационном развитии Политехники во Львове в межвоенный период нужно дополнить списком защищенных диссертаций и докторатов, свидетельствующие об академическом уровне учебного заведения. Нужно заранее предупредить, поскольку доступа к академическим архивам ни один из авторов не мог иметь, а в опубликованных в ежегодных программах политехнике или в профессиональной прессе отчеты имеют определенные пробелы, несоответствия и ошибки. Но — от «оговорка неизменных обстоятельств» такого списка невозможно уклониться.

В период 1920-1939 докторат на Политехнике защитили:

— в 1920 году по инженерии — Стефан Кауфман, а по физике Тадеуш Малярский, на Механическом факультете по общей электротехнике Станислав Фрызе,
— в 1921 по математики — Владимир Стожек, по инженерии Чеслав Клось,
— в 1922 по истории польской архитектуры Оскар Сосновский, по органической химии Леопольд Клисецкий, подтверждена защищенная в 1917 докторская степень по неорганической химии Валентина Доминика;
— в 1923 по электрохимии Людвик Василевский и Стефан Павликовский по химической технологии Феликс Поляк,
— в 1924 по инженерии по строительству мостов Станислав Бжозовский, по химической технологии Александр Тыховский,
— в 1926 по органической химии Аркадий Мусерович и Эдвин Плажек, по неорганической химии Здислав Томасик, по лесному грунтоведению Ян Томашевский, по инженерии Томас Клюц,
— в 1927 — Альфонс Хмельовец по инженерии,
— в 1928 — по лесопользованию Франц Кжысик, по органической химии — Здислав Родевальд, по химической технологии Рудольф Йошт, по неорганической химии — Владимир Бачинский, по инженерии Владимир Бужинский,
— в 1929 — по сельскохозяйственной технологии Стефан Земинский, по лесному хозяйству — Владислав Плонский, по лесной охране — Мариан Нунберг,
— в 1930 — по общей механике Витольд Аулих, по лесоводству Казимир Сухецкий, по неорганической химии Владимир Требятовский, по химической технологии Казимир Ключицкий, по органической химии Богуслав Бобранский,
— в 1931 — по детальному животноводству Владислав Герман,
— в 1932 — по инженерии Эдмунд Вильчкевич, Мечислав Бессага, Михаил Мазур, по экономике сельского хозяйства Генрих Романовский, по лесоводству Казимир Пилат,
— в 1933 — по истории архитектуры Мариан Осинский, по органической химической технологий — Станислав Молинский, а по неорганической химической технологии Донат Лянгауер, по общей культивации Анатолий Листовский, по органической химии Генрих Кучинский, по защите леса Ян Карфинский,
— в 1934 — по машиностроению — Роберт Шевальский,
— в 1935 — по неорганической химии Богуслава Ежовска-Тшебятовска, по физической химии — Витольд Ромер, по кормлению животных — Иосиф Дубиский, по физиологии животных — Константин Войтулевский, по лесоводству Казимир Кузняр,
— в 1936 — по органической химии — Леонард Чапоровский, по начертательной геометрии — Эдуард Отто и Станислав Шершень, по технологии металлов Фредерик Штауб,
— в 1937 — по архитектуре — Федликс Марковский,
— в 1938 — по технологии органической химии — Франц Новотны, по технологии переработки нефти Владимир Киселев, по лесопользованию Мечислав Яничек, по лесоведению Тадеуш Герушинский, по архитектуре — Адам Мсцивуевский,
— в 1939 по нефтяной технологии Миколай Туркевич, по технологии в органической химии — Тадеуш Мазонский и Станислав Масьор, по агрохимии Григорий Кияк, по почвоведению — Богдан Добжанский, по лесной ботанике Станислав Батко.

В 1919-1938 в политехнике Львова принято около 80 дипломированных инженера или докторов по техническим наукам, в том числе 19 из Венской политехники, 14 из Праги, по шесть из Граца, Брно, четырех из Гданьска.

В межвоенный период научную степень получили в Политехнике во Львове следующие ученые:

— в 1920 — Эдуард Сухарда по общей и аналитической химии, Адольф Йошт — по химической технологии в сельском хозяйстве,
— в 1922 — Вацлав Леснянский по органической химической технологии, Адам Максимович по высшей математике, Адам Курылло — по строительной механике,
— в 1923 — Януш Генрих Гурский — по общему ведению сельского хозяйства,
— в 1924 — Валериан Сведерский по семеноведению,
— в 1925 — Виктор Якуб по неорганической химии, Ромуальд Рослонский по водному строительству,
— в 1926 — Станислав Бжозовский по строительству мостов, Тадеуш Малярский по экспериментальной физике,
— в 1927 — Тадеуш Кучинский по неорганической химической технологии,
— в 1928 — Адам Розе по аграрной политике,
— в 1930 — Генрих Малярский по кормлению животных, Роман Борковский по особенностям ведения сельского хозяйства и растений, Эдвин Плажек по неорганической химии,
— в 1931 — Альфонс Хмельовец по статике,
— в 1933 — Аркадий Мусерович по агрохимии и почвоведению, Владимир Бужинский по механике сплошных сред, Владислав Никлиборц по теоретической механике, Болеслав Свентоховский по ведению сельского хозяйства и ростеневедению,
— в 1934 — Мариан Каменский — по минералогии и геологии, Антоний Шайна — по технологии нефти, Богуслав Бобранский — по органической химии, Владимир Тшебятовский по неорганической химии, Владислав Плонский — по лесовому хозяйству, Франц Кшысик по лесопользованию, — в 1936 — Эдмунд Вилькевич по геодезии, Франц Васильковский — по строительству из железа, Станислав Мазур по высшей математике,
— в 1937 — Станислав Охендушко по тепловедению, Станислав Беньковский по организации и управлению предприятиями, Владислав Герман по подробному животноводству, Александр Тыховский по технологии сельского хозяйства, Томас Клюц по строительной статистике, Вацлав Фониковский по экономике сельского хозяйства, Чеслав Канафойский по сельскохозяйственному машиностроению, Казимир Мичинский по растениеводству (передача диссертации из львовского университета).
— в 1938 — Иосиф Жачек по гидротехнике, Роберт Шевальский по теории и строительству машин, Генрих Романовский по экономике сельского хозяйства, Мариан Нунберг по охране лесов, Генрих Кучинский по органической химии,
— в 1939 — Станислав Шершень по начертательной геометрии, Фридрих Штауб по технологии металлов, Николай Туркевич по нефтяной технологии.

Возможность учиться в возрожденном государстве привели к значительному увеличению посещаемости от 670 в учебном году 1917-1918 до 3606 в период 1938-1939. Средний показатель за этот период был 2420 человек в год. Как по всему учебному заведению, так и на отдельных факультетах численность менялась в зависимости от периода, в том числе: из-за большого экономического кризиса тридцатых годов. Ведущим на протяжении межвоенного периода Являлся Механический факультет, самая низкая посещаемость которого составляла 383 человек (29% от общего количества), а самая высокая — 1348 (40,4% от общего числа), а в среднем 34,5%.

На втором месте находится факультет инженерии (от 302 — 18,1% до 837 — 33,6%) в среднем — 23,3% от общего числа, на третьем — факультет сельского хозяйства и лесов (от 296 — 12,6% до 626 — 26, 2%), то есть в среднем — 17,5%, на четвертом — Химический факультет (157 — 12,1%, до 530 — 16,9%)- в среднем 14,2%, на пятом — архитектурный факультет (от 103 — 6,2% до 29 — 10,9%) в среднем — 8%.

Определение национальной принадлежности сталкивается в связи с произвольными данными в ежегодных докладах учебного заведения с большими трудностями. Полезной косвенно может быть религиозная статистика, временами — языковая или принадлежность к гражданству. Предполагая, что исповедующие католическую или армяно-католическую религии являются поляками, следует утверждать, что они, безусловно, преобладали в политехнике во Львове (от 90,6% до 67,2% от общего числа), в среднем — 78,3% для рассматриваемого периода. на втором месте находились приверженцы иудаизма (от 192 до 402 в год, то есть — 9,1%-16,5%, в среднем для тех лет — 11,6%), на третьем — греко-католики, или украинцы (от 7 до 347, то есть — 6,3%), на четвертом — Православные, то есть как поляки, белорусы, так и украинцы (от 15 до 106 в год, так что в среднем — 2,2%), на пятом протестанты: как евангелисті, так и кальвинисты, а также поляки, немцы, венгры и другие (от 10 до 66 ежегодно — в среднем — 1,5%), прочие (от 1 до 9 ежегодно не превышали в среднем — 0,1%). Религиозный критерий, однако, был ненадежным. В 1922 году среди 2481 студентов идентифицировали себя как поляки — 2339 (в том числе 253 иудейского вероисповедания и 14 греко-католического), 50 — евреями, украинцами — 39, а 53 — чехами, венграми, болгарами, немцами, румынами, хорватами, россиянами, словенцами, итальянцами, сербами.

В 1923 году среди 2560 студентов польское гражданство признало 2507 человек, болгарское — 22, румынское — 13, югославское- 7, чешское — 3, по одному — итальянское, венгерское, американское, четыре — советское.

В 1937 году, 2118 человек заявили о исповедании римско-католическом, польский родной язык — 2334 человек. На 310 лиц иудейского вероисповедания — на языке иврит разговаривало только 151 человек. На 42 протестантов — на немецком языке говорило только 17 человек. В общей сложности на 368 греко-католиков и православных (украинцев, белорусов и русских), родным польский язык признали 35 человек.

Хотя женщины могли уже учиться в Политехнике Львова с 1911, но фактически они появились в больших количествах с 1918 года (31, чтобы в 1939 году достичь числа 148 ежегодно), в основном на общем, архитектурном, химическом факультетах, факультете сельского хозяйства и лесов. Региональное происхождение студентов львовской Политехники можно представить только наугад: например, в 1934 году — 46,5% происходили из Львовского воеводства, 11% — из краковского, 8,6% — из станиславовского, 6,8% — из тернопольского, 4,3% — из келецкого, 4,2% — из катовицкого, 4% — из волынского, 3,2% — из люблинского, 11,4% из других регионов или из-за рубежа. Кроме старых заграничных связей с учебным заведением на территории собственного государства проводилась спонтанная регионализация между Варшавской политехникой, для Южной Польши — во Львове. Межвоенный период принес после изначально определенного либерализма затруднения в приеме на учебу. Введено вступительные экзамены по математике, физике и начертательной геометрии на Механическом факультете, химии — на Химическом, математики и польской природы на факультете сельского хозяйства и лесов. Высокий уровень лекций в учебном заведении и недостаточная синхронизация программ средних школ с политехническими вызвали необходимость подготовительных курсов для сдачи вступительных экзаменов. Эти курсы позволили отсеять наименее подготовленных кандидатов. От кандидатов на учебу требовалось обязательно пройти в разной степени и объеме профессиональной практики.

Во время учебы и после нее, до сдачи дипломного экзамена, обязательно нужно пройти разного рода профессиональную практику, которое постоянно являлась проблемой как для учебного заведения, так и для студентов. Когда, в 1932 году политехника подала заявку в министерство образования на 1098 мест для студенческой практики для механического факультета, то получила только 172, в 1936 году на 1222 мест для всего учебного заведения — 729, в том числе для механического факультета — 402, в 1938 — на 1195 мест получила в общей сложности — 770, включая для механического факультета — 398. В 1936 году для химиков определили — 83, в 1938 году только 90 мест для практики, немного больше за инженерного факультета. Некоторые факультеты хлопотали о распределение мест для практики из других министерств, например Общественных работ или Коммуникации для студентов инженерии, из Министерства сельского хозяйства для лесников и фермеров, кроме того в промышленных предприятиях. Эта практика частично оплачивалась, не всегда выгодно для студентов. Тем не менее, значительной части студентов самостоятельно пришлось искать пути в разных предприятиях с соответствующей и признаваемой учебным заведением практикой. Привлекательной для студентов являлась практика за границей, особенно наиболее привлекательной — двухмесячная, организованная Польской академический Союз — Лига Международного сближения в 1931-1938. Эта практика была по взаимному обмену в разные страны и по разным дисциплинам. К сожалению, на Львовскую политехнику пришлось их относительно немного: в 1934 году — 37 (29 механиков, в основном — электриков), в том числе 12 во Францию, 7 — в Чехословакию, 5 — в Австрию, по одному в Германию, Финляндию и Эстонию. В 1935 году Политехника во Львове получила из этого источника только 20, а в 1937 — всего 17 мест по обмену, в 1938 эту акцию упразднили. Этой программой пользовались также студенты инженерии: в 1934 году три места для практики было в Эстонии, по одному в Швеции и Югославии.

Скромным дополнением к иностранным контактам были поездки за границу, организованные научными кругами всех факультетов политехники Львова. Другой проблемой становилось продолжающийся срок обучения. Это явление значительно выросло по сравнению с периодом 1897-1918 лет и появилось в результате обнищания населения. Студенты набирались в основном из городов (76,8%) и интеллигенции. В 1934 году — 72,5% училось благодаря финансовой помощи семьи. В 1937 году — 67,1%, а 20% зарабатывало репетиторством, рисунками, вспомогательными работами в различных учреждениях. Около 6% получало стипендии. К сожалению, их было немного и мало: в 1934 на 456 заявлений было выделено только 146, но только 6 в полном объеме (1200 злотых в год). Обращались с разной степенью успеха за помощью к промышленности, богатым спонсорам, технических ассоциаций. Несмотря на эти трудности, эффективность учебы являлась высокой — в среднем для всего периода 9,94% законченного образования ежегодно по сравнению с текущим количеством студентов (от 14% на факультете сельского хозяйства и лесов, по 5,5% на Общем факультете). В этом отношении Политехника во Львове превосходила Варшавскую. Эффективность обучения во Львовской политехнике, в то же время не отличалась от общеевропейский стандартов. Если предположить, что за 1877-1918 годы в Политехнической школе Львове выдано 2013 инженерских диплома, то в период 1918-1939 в политехнике во Львове — 4572. После 1939 года — только 341 (1939-1941 в соответствии с довоенной программой — 191, в том числе 121 на факультете сельского хозяйства и лесов, в 1941 — около 100 по пятилетней советской программе, во времена немецкой оккупации с 1942 по 1944 — около 50), можно со всей правдоподобностью предположить, что в 1877-1944 годы Львовская политехника выдала 6926 инженерных диплома, что могут указать только архивные исследования во Львове.

Львовской политехнике не дали отпраздновать свой столетний юбилей, поскольку он совпал во времени с немецкой оккупацией. Поэтому размышления об истории учебного заведения в межвоенный период стоит завершить подчеркиванием ее важности и вклада, как в жизнь государства, так и научного сообщества. В течение сего периода в учебном заведении предоставлено степень почетного профессора (что требовало единогласия профессорской коллегии) профессорам:

Карлу Скибинскому в 1921,
Юрию Михальскому в 1921,
Плациду Дзивинскому в 1925,
Максимилиану Туллие в 1925,
Тадеушу Вишньовскому в 1925,
Игнацию Мосцицкому в 1926,
Тадеушу Фидлеру в 1929,
Карлу Мальсбургу в 1931,
Лаврентию Тайссейру в 1935,
Юлиану Фабианскому в 1936,
Эдвину Хаусвальду в 1939.
Также продолжали предоставлять почетные докторские степени.

В 1919 ее присвоено Варшавскому архитектору Иосифу Дзеконскому,
в 1921 профессору Львовской политехники на пенсии — Карлу Скибинскому,
в 1922 профессору Политехники во Львове Игнацию Мосцицкому,
в 1923 маршалу Франции, Англии и Польши Фердинанду Фоху,

В 1925 году:
— выдающемуся львовскому гидроинженеру за генеральный план регулирования Вислы — Роману Ингардену,
— историку техники Феликсу Кухаревскому,
— сенатору Андрею Кендзьору,
— профессору железных дорог в Варшаве — Александру Васютинскому,
— в 1929 году выходящему на пенсию профессору львовской Политехники — Тадеушу Фидлеру,

В 1930 году:
— профессору теоретической механики Варшавской политехники — Станиславу Белжецкому,
— выдающемуся строителю мостов и железных дорог в США Рудольфау Моджеецкому (Ральфу Модьескому),
— французскому профессору Высшей национальной школы мостов и дорог в Париже — Павлу Сежурнэ,

в 1931 — шведскому генетику из Стокгольма — Нильсу Гансону,
в 1935 — профессору Политехники Львова — Казимиру Бартелю,
в 1936 — директору Главного управления по мерам и весам в Варшаве — Здиславу Раушеру,
в 1939 — Краковскому архитектору Тадеушу Стрыенскому.

Профессора Политехники Львова участвовали в основании в 1920 и работе Академии технических наук:

Станислав Анчыц — член-корреспондент с 1923,
Казимир Бартель — активный член с 1931,
Эмиль Братро — член-корреспондент с 1935,
Степан Брыла — активный член с 1935,
Людовик Эберман — член-корреспондент с 1932,
Тадеуш Годлевский — член-учредитель в 1920,
Мариан Гурский — активный член с 1935,
Люциан Грабовский — активный член с 1923,
Эдвин Хаусвальд — член-учредитель в 1920, вице-президент в 1936-1939,
Максимилиан Губер — член-основатель в 1920, президент 1928-1930,
Владимир Круковский — активный член с 1936,
Адам Курылло — член-корреспондент с 1935,
Артур Кунель — член-корреспондент с 1923,
Ян Лопушанский — член-корреспондент с 1923,
Карл Мальсбург — активный член с 1932,
Максимилиан Матакевич — член-корреспондент с 1923, президент в 1930-1933,
Игнатий Мосцицкий — член-учредитель в 1920,
Степан Нементовский — член-учредитель в 1920,
Станислав Пилат — член-корреспондент с 1932,
Чеслав Речинский — член-корреспондент с 1932,
Александр Ротерт — член-учредитель в 1920,
Мечислав Рыбчинский — член-корреспондент с 1923,
Ромуальд Рослонский — член-корреспондент с 1932,
Карл Скибинский — член-учредитель в 1920,
Гавриил Сокольницкий — член-корреспондент с 1932,
Эдуард Сухарда — член-корреспондент с 1932,
Виктор Синевский — член-учредитель в 1920,
Максимилиан Туллие — член-учредитель в 1920, вице-президент 1920-1923, президент в 1923-1928,
Карл Вонторек — член-корреспондент с 1932,
Каспер Вейгль — активный член с 1923,
Роман Виткевич — член-корреспондент с 1928.

Значительным был вклад учебного заведения в кадровом пополнении различных учебных заведений возрожденной Польши.

В Варшавскую политехнику перешли:

в 1915 — архитектор Оскар Сосновский,
в 1916 — электрик Казимир Древновский,
в 1918 — гидротехник Карл Помяновский,
в 1919 — механик Веслав Хшановский,
в 1920 — термодинамик Богдан Стефановский, металловед Витольд Броневский, технолог волокна Владислав Братковский,
в 1925 — химик Игнатий Мосцицкий,
в 1926 — механик Вацлав Суховяк,
в 1928 — механик Максимилиан Губер,
в 1934 — профессор строительства мостов Степан Брыла,
в 1929 — химик Казимир Клинг,
в 1937 — математик Владислав Никлиборц.

Во Львовский университет перешли:

в 1917 — минералог Сигизмунт Вяйберг,
в 1920 — химик Казимир Клинг,
в 1922 — адвокат Збигнев Паздро,
в 1937 — Владимир Тшебятовский, химик;

В Ягеллонский университет перешли:

в 1914 — экономист Антоний Костанецкий,
в 1924 — профессор сельскохозяйственного машиностроения — Тадеуш Гологорский,
в 1932 — химик Богдан Каменский.

В Познанский университет переехали:

в 1919 — математик Здислав Крыговский и физик Альфред Денизот,
в 1930 — химик — Юрий Сушко,
в 1937 — математик Владислав Орлич;

В университет Стефана Батория в 1928 сельскохозяйственный экономист Витольд Станевич.

В Главную Школу Сельского хозяйства в Варшаве перешли:

в 1920 — конструктор по железобетонному строительству Марцелий Марциховский,
в 1923 — сельскохозяйственный химик — Мариан Гурский,
в 1937 — лесник и специалист по лесопользование Франц Кшысик.

Подчеркивания заслуживает роль профессоров Львовской Политехники в политической и общественной жизни возрожденного государства. С 1 июня 1926 по 30 сентября 1939 должность президента Второй республики, выполнял бывший профессор учебного заведения — Игнатий Мосцицкий. Несколько раз премьер-министром работал Казимир Бартель: от 15 мая 1926 до 30 сентября 1926, с 17 июня 1928 до 13 апреля 1929, с 20 декабря 1929 по 17 марта 1930, вице-премьером от 2 мая 1926 до 9 января 1927, министром железных дорог от 13 декабря 1919 до 13 сентября 1921, министром связи — от 15 мая 1926 по 14 июня 1926, министром образования со 2 октября 1926 до 9 янвюня 1927. Юрий Михальский в период с 24 июля 1920 по 6 июня 1922 первоначально являлся министром госзакупок, затем министром финансов. Ян Лопушанский был от 31 июля 1922 до 15 декабря 1923 Министром общественных работ. Витольд Станевич являлся с 20 июня 1926 до 23 августа 1930 министром сельскохозяйственных реформ, Максимилиан Матакевич с 20 декабря 1929 по 23 августа 1930 года — министром общественных работ. Кроме практикующих профессоров, в деятельности правительства также принимали участие такие профессора львовской политехники, как Витольд Броневский как министр общественных работ, или ее выпускники, такие как Андрей Мораческий (премьер-министр, министра общественных работ), или Казимир Соснковский и Владислав Сикорский как министры военных дел, Сикорский также в роли премьер-министра (1922-1923), позже (1939-1943), премьер-министр и министр военных дел правительства в изгнании.

В 1872-1939 должность выбранных ректоров учебного заведения выполняли 73 человек в годовых каденциях с 1933 года, в рамках реформ Енджеевича, на трехлетнюю каденцию (проректора — два года). Некоторых избрирали несколько раз, как указано в списке.

Учебный год — ректор — проректор

1872-1874 — Феликс Стшелецкий — Ян Непомуцен Франке
1874-1875 — Яна Непомуцен Франке — Феликс Стшелецкий
1875-1876 — Карл Машковский — Ян Непомуцен Франке
1876-1877 — Август Фройнд — Карл Машковский
1877-1878 — Юлиан Захаревич — Август Фройнд
1878-1879 — Владислав Зайончковский — Юлиан Захариевич
1879-1880 — Юлиан Недзведзкий — Владислав Зайончковский
1880-1881 — Ян Непомуцен Франке — Юлиан Недзведзкий
1881-1882 — Юлиан Захариевич — Ян Непомуцен Франке
1882-1883 — Август Фройнд — Юлиан Захариевич
1883-1884 — Юлий Быковский — Август Фройнд
1884-1885 — Юлиан Недзведзкий — Юлий Быковский
1885-1886 — Владислав Зайончковский — Юлиан Недзведзкий
1886-1887 — Богдан Марыняк — Владислав Зайончковский
1887-1888 — Юлиан Недзведзкий — Богдан Марыняк
1888-1889 — Доминик Зброжек (умер 1 июля 1889 года), на остальную часть срока избран Густав Бизанц — Юлиан Недзведзкий
1889-1890 — Август Фройнд — Густав Бизанц
1890-1891 — Ян Непомуцен Франке — Август Фройнд
1891-1892 — Карл Скибинский — Ян Непомуцен Франке
1892-1893 — Иосиф Рихтер — Карл Скибинский
1893-1894 — Плацид Дзивинский — Иосиф Рихтер
1894-1895 — Максимилиан Туллие — Плацид Дзивинский
1895-1896 — Бронислав Павлевский — Максимилиан Туллие
1896-1897 — Мечислав Лазарский — Бронислав Павлевский
1897-1898 — Роман Гостковский — Мечислав Лазарский
1898-1899 — Густав Бизанц — Роман Гостковский
1899/1900 — Иосиф Рихтер — Отставка в 1900, на остальную часть срока избран Стефан Нементовский — Густав Бизанц
1900/1901 — Стефан Нементовский — Густав Бизанц
1901/1902 — Роман Дзислевский — Стефан Нементовский
1902-1903 — Тадеуш Фидлер — Роман Дзислевский
1903-1904 — Станислав Кемпинский — Тадеуш Фидлер
1904-1905 — Леон Сырочынский — Станислав Кемпинский
1905-1906 — Северин Видт — Леон Сырочынский
1906-1907 — Эдгар Ковач — Северин Видт
1907-1908 — Виктор Сыневский — Эдгар Ковач
1908-1909 — Стефан Нементовский — Виктор Сыневский 1909-1910 — Бронислав Павлевский — Стефан Нементовский
1910-1911 — Максимилиан Туллие — Бронислав Павлевский
1911-1912 — Тадеуш Фидлер — Максимилиан Туллие
1912-1913 — Эдвин Хаусвальд — Тадеуш Фидлер
1913-1914 — Казимир Олеарский — Эдвин Хаусвальд
1914-1915 — Максимилиан Хубер — Казимир Олеарский
1915-1916 — Станислав Анчыца — Максимилиан Туллие
1916-1917 — Тадеуш Обминский — Станислав Анчыца
1917-1918 — Здислав Крыговский — Тадеуш Обминский
1918-1919 — Тадеуш Годлевский — Здислав Крыговский
1919-1920 — Максимилиан Матакевич — Тадеуш Годлевский
1920-1921 — Стефан Павлик — Максимилиан Матакевич
1921-1922 — Максимилиан Хубер — Стефан Павлик
1922-1923 — Юлиан Фабианский — Максимилиан Хубер
1923-1924 — Юлиан Фабианский — Максимилиан Хубер
1924-1925 — Карл Вонторек — Юлиан Фабианский
1925-1926 — Игнатий Мосцицкий (отставка в связи с переходом на Варшавскую политехнику), Ян Лопушанский — Карл Вонторек
1926-1927 — Отто Надольский — Ян Лопушанский
1927-1928 — Юлиан Токарский — Ян Лопушанский
1928-1929 — Казимир Зипсер — Юлиан Токарский
1929-1930 — Каспер Вайгель — Казимир Зипсер
1930-1931 — Казимир Бартель (ушел в отставку, чтобы работать в правительстве), Витольд Минкевич — Каспер Вайгель
1931-1932 — Гавриил Сокольницкий — Витольд Минкевич
1932-1933 — Казимир Зипсер — Гавриил Сокольницкий
1933-1935 — Отто Надольский — Эдвард Сухарда
1935-1936 — Отто Надольский — Сигизмунт Цехановский
1936-1937 — Адольф Йошт — Сигизмунт Цехановский
1937-1938 — Адольф Йошт (ушел в отставку по состоянию здоровья в мае 1938), Эдвард Сухарда — Сигизмунт Цехановский
1938-1939 — Эдвард Сухарда — Антоний Ломницкий
1939-1940 — Антоний Верещинский — Антоний Ломницкий (Оба выполняли свои функции до 15 октября 1939, вынуждены уйти в отставку советской властью.  [Использованные материалы]

Научные общества Львова

Учреждения и общества. Наибольшим научным и образовательным учреждением во Львове на середину XIX века был Львовский университет. К концу 60-ых годов он оставался немецким. Но с середины 50-ых при содействии польских наместников начался процесс его полонизации. Императорский и министерский рескрипты в 1871 году отменили все ограничения преподавания в университете на польском и украинском языках и признали, что на кафедры в будущем могут назначаться только лица, «полностью способные преподавать на одном из краевых языков». Этими изменениями полнее всего воспользовались польские профессора, которые имели больше подготовленные кадры для занятия университетских кафедр. К концу XIX века большинство кафедр на четырех факультетах университета (теологическом, юридическом, философском и медицинском) заняли польские или полонизированные ученые. Польские профессора принимали активное участие в политической жизни Австро-Венгрии и Галиции, назначались на правительственные должности в Вене (министрами в разное время были Л. Билинский, Людвик Цвиклинский, Станислав Гломбинский, Ю. Дунаевский и другие) и в администрации края (наместники Лев Пининский, Николай Бобжинский ).

Накануне мировой войны украинцам удалось создать в университете десять кафедр с украинским языком преподавания (три на теологии, четыре — философии, три — праве). Зато общее количество кафедр достигла за 80. Львовский университет по значимости образования стал вторым после Венского в Австро-Венгрии. В конце XIX века второй по величине высшей школой во Львове стала Львовская политехника. Ее родословная берет начало в 1844 году, когда на базе реальной школы было открыто цесарско-королевскую Техническую академию в составе двух факультетов, но без права докторизации и габилитации. Долгое время преподавание проводилось на немецком языке. В 60-ых годах польские политики, пользуясь своим влиянием в Краевом сейме венских правительственных кругах, начали борьбу за полонизацию академии и превращения ее в высшее учебное заведение по образцу Парижского политехнического института.

В период полонизации академии 1871 его оставило большинство преподавателей-немцев, и в 1872 году. Первым ректором был избран поляк ФеликсСтшелецкий. В 1873-1877 годах по проекту профессора академии архитектора Юлиана Захаревича было построено главный корпус будущей политехники, а сам автор стал ее ректором. С 1877 года академия стала называться политехнической школой со всеми правами университета (хотя ее устав был утвержден министерством только 1894 году). В конце века школа быстро развивалась, откликаясь на потребность кадров техничной интеллигенции. Открывались новые специализированные кафедры, привлекались ученые из других стран. Языком преподавания стал исключительно польский. На четырех факультетах школы (инженерном, архитектурном, химическом и механическом) накануне войны работали: 41 профессор, 47 доцентов и 70 ассистентов.

Еще в 1880 году император Франц-Иосиф посетил политехнику и заказал известному польскому живописцу Яну Матейко 11 аллегорических картин, отражавших прогресс человеческой цивилизации, для актового зала. Эти картины, выполненные художником и его учениками, по сей день являются украшением главного корпуса Львовской политехники. В 1901 году среди высших заведений Львова появилась Сельскохозяйственная (полеводческая) академия. Еще в 1853 году Галицкое хозяйственное общество закупило имение Дублян в 6 км от Львова, в котором открыло частное заведение под названием Сельскохозяйственной школы (1856) для распространения передовых методов хозяйствования в полеводстве и лесничестве. С 1878 года школа получила опеку Краевого выделения сейма и получила название Высшей сельскохозяйственной школы. С этого времени заведение строилось по образцу университетов. Открывались кафедры, лаборатории, опытные станции, проводились научные исследования.

В 1901 году Краевой сейм переименовал школу на Сельскохозяйственную академию, но без прав доктризации и габилитации. Накануне мировой войны в ней работали: 12 профессоров, 15 доцентов и 14 ассистентов. Имея хорошую материальную базу, преподаватели вели плодотворные исследования в области агротехники (К. Мичинский), биологии (М. Рациборский) и другие.

В 1873 году во Львове основано государственную среднюю Краевую школу лесного хозяйства. В 1908 году Краевой сейм переименовал заведение на Высшую школу лесничества, но академических прав она не получила. Для преподавания в школе привлекались профессора университета и политехники. В 1881 году была создана Высшая ветеринарная школа, которую в 1896 году реорганизовали в ветеринарную академию. Ее первым ректором стал Юзеф Шпильман. В 1908 году академия начала докторизацию и габилитацию ученых, действовало 11 кафедр, 3 клиники и ряд лабораторий.

По решению краевого сейма 1889 года во Львове учредили Академию торговли, а в 1891 году — Высшую художественно-промышленную школу. Таким образом, перед мировой войной в городе действовало семь высших учебных заведений. Профессиональные научные общества появились в Галиции и Львове как проявление общественной активности исследователей с целью способствовать развитию научных исследований и распространению полученных результатов, преодолению традиционной нехватки средств на научную работу, осуществлению просветительской миссии среди населения.

Всего в Галиции в 1860-1918 годах возникло 45 профессиональных обществ, большинство которых функционировали или имели свои отделения во Львове. Сначала научные общества, возникшие в городе, не имели ярко выраженного национального характера, но в конце века украинско-польское противостояние привело к резкому разделению украинских и польских ученых. Имея преимущество в научных кадрах над украинскими, поляки создавали гораздо больше обществ, которые устраивали дискуссии, созывали съезды, конференции своих членов, выдавали журналы или серии научных трудов. Первые профессиональные общества во Львове возникли в 70-ых годах XIX века: Польское естествознание им. Николая Коперника (1875), Педагогическое общество (1876), Политехническое общество (1877), Львовское врачебное общество (1877) и тому подобное.

К концу века количество и специализация научных обществ во Львове резко возросли, так же как их поляризация по национальному признаку (еврейские и армянские общества были исключительно просветительскими и благотворительными). Наука, особенно общественно-гуманитарная, тесно связана с национальными задачами. Польская научная интеллигенция во Львове заботилась прежде всего о национальном характере гуманитарного знания. Такое направление отчетливо проявилось в деятельности Исторического общества во Львове, основанного польскими профессорами университета Ксаверий Лиске, Л. Финкелем, Ф. Папе, А. Семкович в 1886 году. Оно объединило профессиональных историков не только Львова и Галичины, но и из других польских обществ. Созданное по инициативе позитивиста Ксаверия Лиске, общество акцентировало внимание на изучении исторических источников и поиска «научной правды».

В начале в его состав входили и немногочисленные украинские ученые (Исидор Шараневич, А. Барвинский, Иван Франко, Александр Колесса, Михаил Грушевский). Однако в конце века украинцы вышли из общества, не согласившись с великодержавной концепцией «цивилизаторской миссии» Польши в украинских землях.

Однако для развития польской историографии общество сыграло важную роль, начав издание обще-польского журнала «Kwartalnik Historyczny» (выходит по сей день), объединяя польских историков из разных регионов. Подобную роль сыграло и Литературное общество им. А. Мицкевича, основанное 1886 известными польскими филологами Р. Пилятом, Ф. Конарского, В. Белз, В. Брухнальським. Его члены вызвали издания произведений Адама Мицкевича, организации многочисленных патриотических акций, основания журнала «Pamiętnik Literacki». Близким к нему было Филологическое общество во Львове (1892), которое пропагандировало античную литературу и культуру на страницах ежегоднике «Eos» и серии книг «Studia Leopolitana». Комплексный характер имело созданное в 1895 году профессором университета А. Калина с участием И. Франко Ленинское общество, в котором работали известные ученые Я. Бодуэн де Куртенэ, Я. Карлович, Б. Дыбовский, Я. Чекановский, Г. Бигеляйзен, К. Студинский , О. Колесса и другие. Общество было массовым, оно насчитывало более 800 членов, объединенных в восьми секциях, издавало популярный журнал «Lud», где печатались этнографические материалы из Галичины и других украинских территорий.

В 1904 году профессор университета Казимир Твардовский начал работу Польского философского общества, которое было немногочисленным, но объединяло известных польских ученых разных стран, организовывало содержательные семинары по проблемам логики, психологии, философии, этики и так далее. В 1911 году. Бессменный председатель и основатель общества начал издавать известный в научных кругах журнал «Ruch Filozoficzny». Активную деятельность во Львове в начале XX века проводили Политехническое общество, Галицкое лесное общество, Ветеринарное общество, Общество преподавателей высших школ и так далее.

Стремясь объединить польские научные силы во Львове и Галичине, по инициативе профессора университета Освальд Бальцера в 1901 году было основано Общество поддержки польской науки во Львове, которую пытались организовать по образцу научной академии. В обществе действовало два отделения — историко-философское и естествознания. Получив значительные средства, Освальд Бальцер начал серию научных изданий и продолжил публикацию галицких исторических документов «Акты гродские и земские …», начатых К. Лиске в 1870 году.

Наряду с бурным развитием общества во второй половине XIX века менее заметное участие в научных исследованиях Национального заведения им. Оссолинских во Львове, который сосредоточился на громадженни книг, рукописей, памятников и предоставлении нанаучных стипендий.

С превращением Общества им. Шевченко на НОШ значительно оживилась научная жизнь во Львове. Последнее строилось по образцу краковской Академии искусств и знаний и других зарубежных академических обществ как собрание профессиональных ученых. В нем были созданы три секции: филологическую, историко-философскую и математически естествено-врачебной. Действительными членами НОШ стали известные украинские ученые из всех украинских земель. Под руководством Грушевского, 1897 сменил на посту председателя А. Барвинского, НОШ расстроило при секциях многочисленные исследовательские комиссии — археографические, археологическую, статистическую, этнографическую, библиографическую, врачебную, физико-географическую, агрономическую, юридическую, терминологическую так далее, учредило библиотеку, архив, музей, издательство, типографию и переплетную, сеть магазинов во Львове, Киеве, Харькове, Екатеринославе. Общество постоянно наращивало выпуск печатных изданий на украинском языке. К мировой войне, благодаря титанической работе ученых, увидели свет сотни томов различных изданий НОШ — записок, сборников разных секций и комиссий, хроник, вестников, документальных изданий, монографий и тому подобное. Общество стало кузницей украинской научной интеллигенции. Преодолевая большие трудности, НОШ постоянно расширяло и укрепляло свою материальную базу (в значительной мере за счет поступлений благотворительных пожертвований из Великой Украины). Наиболее плодотворной была деятельность НОШ в отрасли украиноведения — изучении истории, языка, литературы, этнографии, культуры украинского народа на протяжении его прошлого.

Усилиями Михаила Грушевского создано и развернуто деятельность львовской исторической школы, представители которой приложили значительные усилия для укрепления и распространения концепции истории Украины, разработанной ее основателем. Не меньшими были и заслуги украинских ученых в развитии других наук. Важно подчеркнуть, что с НОШ активно сотрудничали те его члены, которые находились в других странах — Ф. Вовк, Я. Шульгин, И.Горбачевский, И. Пулюй, В. Перетц, М. Василенко, М. Слабченко и многие другие. Общество активно проявляло себя в общественно-политической жизни города и края, устраивало торжества по поводу исторических дат и событий, выступало в обороне национальных интересов и прав украинцев в городе и крае, распространяло научные достижения среди населения. Заметным явлением были литературно-научные журналы «Заря» (1885-1897), «Литературно-научный вестник» (1898-1939), многочисленные издания научно-популярного плана, среди которых и завершение серии «Русской исторической библиотеки», начатой в 1883 О. Барвинским.

В 1904 году по инициативе М. Грушевского и содействии деятелей из Приднепровья начало деятельность Общество сторонников украинской литературы, науки и искусства, призвано поддерживать творческую деятельность украинской интеллигенции. Возглавлял его Михаил Грушевский, а заместителем был Иван Франко. Общество устраивало выставки, издавало работы украинских авторов и произведения художников, оказывало материальную помощь (премии).

В 1904 году оно организовало Летние научные курсы как прообраз украинского университета, на которых преподавали известные ученые, в частности, М. Грушевский, И. Франко, Ф. Вовк, В. Гнатюк. Популяризацией научных знаний занималось Общество научных изложений им. Петра Могилы, созданное по инициативе А. Колессы в 1908 году, члены которого выступали с лекциями на научную и общественно-политическую тематику преимущественно в небольших городах и селах Галичины. Представители украинской технической интеллигенции первоначально участвовали в работе Политехнического общества, но впоследствии покинули его из-за дискриминации.

В 1909 году состоялось первое собрание украинского технического общества, на котором утвердили его устав. Однако работа общества началась только в 1913 году, когда во главе правления стал профессор Р. Залозецкий. Как и в других украинских обществах Галичины, в состав УТТ входили ученые из разных регионов Украины. Определенную роль в просветительской деятельности на территории Львова и Галичины во второй половине XIX века сыграл Ставропигийский институт, который владел школой и бурсой, библиотекой, музеем, архивом, книжным магазином, типографией, мастерской.

С середины XIX века вокруг него объединялись украинские деятели науки, культуры и церкви, преимущественно консервативных взглядов, казалась духовная и светская литература, в частности исторические труды Дениса Зубрицкого, Якова Головацкого, Антона Петрушевича, Ю. Лавровский.

В конце XIX века институт постепенно перешел на позиции москвофильства, отрицая существование украинской нации. С подобными позициями выступало в Галичине и основанное в 1874 культурно-просветительское Общество им. Михаила Качковского. Война прервала деятельность как украинских, так и польских обществ.    [Использованные материалы]

 

 


PIC_1-G-857-1.jpgPIC_1-G-857-2.jpgPIC_1-G-857-3.jpgPIC_1-G-857-4.jpgPIC_1-G-2157.jpgPIC_1-G-2132.jpgPIC_1-G-1937.jpgPIC_1-G-5347-1.jpgPIC_1-G-5347-2.jpgLviv29.jpgpr-av-001-LNF_0275.jpgpr-av-003.jpgpr-av-004.jpgpr-av-005.jpgpr-av-006.jpgPIC_1-G-4097-1.jpgPIC_1-N-3665-2.jpgPIC_1-N-3665-3.jpgPIC_1-N-3665-1.jpgpr-av-009.JPGpr-av-010.JPGpr-depo-001.jpgpr-depo-002.jpgpr-depo-003.jpgpr-depo-004.jpgPIC_1-G-1564.jpgpr-el-001-LNF_0092.jpgpr-el-002-LNF_0223.jpgpr-el-003.jpgpr-el-004.jpgpr-el-005-LOF-154.jpgpr-el-006.jpgpr-el-007.jpgpr-el-008.jpgpr-el-009.jpgpr-el-010.jpgpr-el-011.jpgpr-el-012.jpgpr-el-013.jpgpr-el-014.jpgpr-mk-001.jpgPIC_1-G-2045-1.jpgPIC_1-G-2045-2.jpgpr-mk-002.JPGpr-mk-003.JPGpr-mk-004.JPGpr-mk-005.jpgpr-mk-006.jpgpr-mk-007.jpgpr-pek-001.jpgpr-pek-002.jpgpr-pek-003.jpgpr-pek-004.jpgpr-pz-001.jpgpr-pz-002.jpgpr-pz-003.jpgpr-pz-004.jpgpr-pz-006.jpgpr-rad-001-LOF-155.jpgpr-rad-002.jpgPIC_1-K-1288.jpgPIC_1-G-6592.jpgpr-vod-002.jpgpr-vod-003.jpgPIC_1-G-7281-6.jpgPIC_1-G-7281-8.jpgPIC_1-G-7281-7.jpgPIC_1-G-7281-9.jpgPIC_1-G-7281-10.jpgPIC_1-G-7281-1.jpgPIC_1-G-7281-2.jpgPIC_1-G-7281-12.jpgPIC_1-G-7281-11.jpgPIC_1-G-7281-5.jpgPIC_1-G-7281-4.jpgPIC_1-G-7281-3.jpg

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *