Улица Шевская
09.01.2015
Промышленная выставка во Львове …
11.01.2015

Радио, кино, театр старого Львова …

Театр и музыкальная жизнь во Львове польского периода

В междувоенные десятилетия театральный Львов жил разноцветно и интересно. Поддержанный городом, постепенно восстанавливает свой высокий художественный статус польский городской театр. Руководящие украинские театральные трупы, оставаясь странствующими, объединяют серьезные художественные аспирации с национально-просветительским призванием. Многочисленные профессиональные и полупрофесиональные сцены и сценки, разные театральные формы и жанры, конкуренция кино, которое активно вошло в жизнь львовян, — все это создавало ежедневную театральную жизнь города.

Польский театр за междувоенный период пережил одиннадцать дирекций. Под орудой Л.Чарновского (1921-1925) Городской театр начал работать на нескольких сценах: оперы и драмы ставили в Большом, комедии и камерные спектакли — в новооткрытом Малом театре (зал Католического дома, ул. Городоцкая), оперетта перенесена в театр «Новосьці», бывший «Колизей» в пассаже Германа (боковая ул. Солнечной). Под дирекцией Т.Тжцинского (1927-1929) польский театр продолжал творчески развиваться, готовя грунт для будущего эстетичного прорыва. Рядом с директором успешно работали режиссеры В.Семашко, Я.Страхоцкий, Е.Житецкий. Этой четверке в союзе с модерным сценографом М.Рожанським, руководящими актерами А.Шиманским, Я.Жмиевской, А. и М. Жабчинскими, В.Возником и др. Львов жил незабываемыми премьерами «Освобождение» С.Виспянского, «Стойкого принца» П.Кальдерона, «Гамлета» В. Шекспира.

Директора приглашенные во Львов Л. Шиллера (1930-1931) и В. Гожици (1931-1937) возвратили Львову бывшую славу одной из театральных столиц. Реформатор польской сцены Леон Шиллер утверждал театр как монументальное зрелище, обращенное к масштабным темам, с мощным эмоциональным влиянием на зрителя. К 100-летию польского восстания 1830 г. он осуществил постановку «Кордиана» Словацкого, громкий успех сопутствовал «Дзяди» Мицкевича, «Кориолан» Шекспира. Режиссерские поиски блестяще поддерживал смелыми сценографичными решениями художник А.Пронашко. Работа Шиллера в камерном жанре репрезентовала театр подчеркнутые социальные мотивы: на сцене «Розмаитости» (Народный дом, ул. Рутовского, 22) львовяне смотрели его спектакли по пьесам Г.Гауптмана, С.Цвайга. Несменно высокий художественный уровень польского театра во Львове первой половины 30-х гг. был следствием и продолжительного руководства В.Гожици, который мудро вел театр сквозь политические, художественные, внутренне-театральные противоречия. Для него театр оставался глубочайшей, в самом деле мистериальной тайной, которую можно не только постичь, а и пережить.

Рядом с флагманом смело плыли на театральных волнах многочисленные негосударственные театры и театрики, которые рождались и умирали. В Галицком музыкальном обществе по ул.Хорунщизны (Чайковского) действовала «Молодая сценка» при участии студентов и выпускников частной драматической школы Ф.Франчковского. А в конце 30-х на сцене «Розмаитосци» было начато полупрофесиональный Общедоступный театр солдата. Особых впечатлений прибавляли гастролеры: 1924 г. актеры славного театра-студии «Редута» под руководством Ю.Остервы на площади перед Доминиканским костелом играли рождественскую мистерию с XVІ века, декорациями к которой служил фасад здания. А в 1928 г. львовяне увидели австрийского актера А.Моисси в «Гамлете» Шекспира и «Призраках» Ибсена. Того же года во время гастролей И.Сольской был использован киносюжет, снятый специально для спектакля здесь, во Львове.

Художники украинского театра в 20-х гг. XX века дважды осуществляли попытки начать во Львове постоянный театр. Первым взлетом на пути до этого стала деятельность театра общества «Украинская беседа». В сезонах 1921-1923 гг. художественный провод коллектива возглавил О.Загаров, воспитанник школы Московского художественного театра. Сориентировав репертуар на мировую классику и модерную европейскую драматургию, новый руководитель привил актерам, среди которых было много молодых (В.Блавацкий, О.Голицынская, М.Крушельницкий, Н.Рубчакивна) новые эстетичные и этические принципы игры, предложил зрителям художественные события: «Тартюф» Мольера, «Отелло» Шекспира, «Гедда Габлер» и «Нора» Ибсена, спектакли по пьесам В.Винниченко, Г.Гауптмана, Г.Зудермана и др. Театр работал в помещении Музыкального института им.М.Лысенко (боковая ул. Л.Сапиги, пл.Шашкевича, 5). Однако ни активная выездная деятельность, ни финансовая поддержка Б.Овчарского и директорирование опытного И.Стадника не смогли удлинить ему жизнь. В 1924 г. — на шестидесятом году -коллектив прекратил свое существование.

В 1925 г. режиссер В.Блавацкий, меценат Г.Ничка и группа актеров образовали «Людовый театр». Программой коллектива было воспитание украинского зрителя на сопротивление политике тотальной полонизации. Показав спектакли затворами украинской классической и современной драматургии, получив благосклонность зрительской аудитории, театр по финансовым причинам прекратил свое существование летом 1926 г. С того времени до 1939 г. во Львове не было постоянного украинского театрального коллектива. Как справедливо подчеркивал Г.Лужницкий, «Львов, как сердцевина украинской жизни, не жил украинской театральной жизнью». Исключение составляли небольшие театрики («Богема», «Сверчок»), которые, к сожалению, не решали проблему украинской национальной сцены в городе.

Среди многочисленных украинских путешествующих театров в 30-х гг. XX века лишь некоторые имели концессию на показ спектаклей во Львове — вчастности, «Театр им.Тобилевича» под руководством М.Бенцаля и Молодой театр «Зарево» под руководством В.Блавацкого. Эти коллективы, которые существовали на собственные средства, раз на год с большим финансовым риском посещали Львов, их кратковременные выступления происходили на сценах Музыкального института им.М.Лысенко, театра «Розмаитосьци», а также на пригородных клубных сценах и в предместьях — Винниках, Левандовке, Знесинни.

«Загрависты» репрезентовали национальный историко-религиозный репертуар, современную европейскую драматургию, утверждая новую эстетику условно-психологического театра. Львовяне в их выполнении увидели «Землю» за В.Стефаныком, мистерию «Голгота» Г.Лужницкого, сценическую дилогию по роману Г.Сенкевича «Кама грядеши?» и др. Театр им.Тобилевича продолжал линию музыкально-драматического жанра, предлагая, вчастности, модерные оперетты талантливого земляка Я.Барныча «Девушка с Маслосоюза» «Шарика». Идея создания образцового национального театра волновала украинскую общественность, и соединение двух руководящих коллективов в Театр им.Котляревського (1938) стало первым шагом к реализации замыслов. Однако историю новообразованного коллектива прервал сентябрь 1939 г. Львов так и не увидел овеянного мечтой национального театра. Не могли им стать и организованные советской властью в городе 1939-1940 гг. Театр им.Леси Украинки и Львовский оперный театр.

Еврейский театр этого периода многоликий. Антреприза М.Липмана, что задержалась в городе, работала на разных сценических площадках, предлагая интересный репертуар в качественном художественного решения: «Князь» А.Кацизне, «Диббук» Ш.Анского. В бывшей «Багателе» (ул. Рейтана, ныне Курбаса, 3) коротко, но мощно экспериментировал в поисках синтетического искусства авангардный театр «Семафор» под руководством Е.Вальдена и при участии художника Ф.Клейнмана. В 1930-х гг. во Львове гастролируют И.Каминская с мужем З.Турковым, Виленская труппа во главе с М.Вейхертом, приоткрывается театр молодого Е.Гимпеля, возникает народный театр Г.Харта, многочисленный ряд любительских коллективов… Не останавливая деятельности, Е.Гимпель собственными средствами ведет ремонт здания театра по ул.Ягеллонской (В.Гнатюка).

Тридцатые года обозначены новыми проблемами и способами их решения. Возникают ассимилированные еврейско-польские трупы — как следствие выживания одной нации в условиях господства другой. Примером такого еврейсько-польского ассимилированного образования были, кроме театра «Семафор», «Розмаитосци» под руководством Я.Варнецкого. И конечно, на манер польского, еврейский театр охватила лихорадка ревий — маленькие сезонные труппы, комедийно-развлекательный репертуар, минимум реквизита и декораций, успех у публики.

Именно из этой стихии родились популярные львовские персонажи польского, но в значительной мере еврейского радио-кабаре «Веселая львовская волна» — Щепко и Тонько в выполнении Г.Фогельфангера и К.Вайды. Их скетчи и монологи помогали побороть страх перед будущим, что постепенно овладевало Европу. [Источник]

Музыкальная жизнь

В междувоенные года на полную силу развернулась деятельность корифеев украинской музыки С.Людкевича и В.Барвинского, которые «своей работой в течение десятилетий значительно повысили уровень музыкальной культуры Львова»‘. Людкевич работает над завершением своего «Кавказа», создает ряд симфонических и хоровых произведений, камерно-вокальные и инструментальные композиции. Барвинский написал Фортепьянный концерт, Фортепьянный секстет, много других произведений для фортепиано. Оба работали и в исполнительстве: Людкевич как дирижер «Бояна», В.Барвинский как пианист. Барвинский был директором Высшего музыкального института им.М.Лысенко, вокруг которого сплотились лучшие музыкально-педагогические и исполнительские кадры — Станислав Людкевич, Нестор Нижанкивский, Борис Кудрик, Петр Пшеничка, Роман Савицкий, Галя Левицкая.

Дирижерской деятельностью во Львове занимались также Михаил Гайворонский, Антон Рудницкий. В композиторском творчестве плодотворно работали как старшее поколение — Ф. олесса, И.Кишакевич, уже признанные мастера — С. юдкевич и В.Барвинский, так и новое поколение — Н.Нижанкивский, Б.Кудрик, З.Лысько, А.Рудницкий, М.Колесса (1937 г. создал свое известное произведение «Лемковская свадьба»), Стефания Туркевич- Лукиянович, Роман Симович, В.Витвицкий, Возникает «Союз Украинских Профессиональных Музыкантов» (СУПРОМ), при котором создается издательство, начинает выдаваться журнал «Украинская музыка» (1937), организовывается Музыковедческая комиссия НТШ (1936), которую возглавил С.Людкевич. Украинская музыка постоянно звучит на львовских сценах, а с 1938 г. на радио, организатором украинской редакции стал В. Витвицкий. Развернулась музыкальная критика и публицистика, репрезентованная как давними славными именами (Людкевич, Барвинский), так и младшим поколением (Лысько, Кудрик, Симович, Витвицкий).

Музыкальное искусство развивалось и в церковной среде (Богословская академия, Духовная семинария, Институт церковной музыки), где его поддерживал митрополит Андрей Шептицкий.

В городе также плодотворно работали польские и еврейские музыканты-исполнители, композиторы и музыкологи — Адам Солтис, Адольф Хибинский, Леопольд Мюнцер, Юзеф Коффлер, армянка Бронислава Кепрулян. Печатались музикологические журналы и популярные музыкальные газеты. Действовали две польские консерватории, Филармония, Большой театр, который часто ставил оперы. [Источник]

Киноискусство

После Первой мировой войны Львов становится провинциальным польским городом, много творческой интеллигенции выезжает со Львова, в частности украинские театральные деятели — Лесь Курбас, Амвросий Бучма, Фауст Лопатынский и прочие. Экономический кризис, обостренные польско-украинские отношения вследствие войны за независимость в первые послевоенные годы не содействуют кинокультуре, хотя в дальнейшем город имеет третье место в Польши по количеству кинотеатров (с 25 осталось 16) и количеству мест в залах.

Фильмы для всей Польши продолжают поступать через Львов из Вены филиалом довоенной «Урании» и постепенно, с изменением владельцев кинотеатров, среди других развлечений кино начинает занимать доминирующее положение.

Вместе с общественно-политической жизнью науки, литературы, театров, кабарет, ревю продолжают функционировать музыка, фотография и пластические искусства, что консолидируют творческих людей, которые объединяются в львовское и украинское фотообщества, художественную группу «Артес». Возникает киноклуб «Авангарда», что выпускает свою газету, где обсуждаются фильмы, в университете создаются уважительные работы из кино-эстетики и психологии восприятия фильма учениками и последователями Е.Гуссерля — Романом Ингарденом, представителем феноменологии, Юлием Кляйнером и Леопольдом Блауштейном, что исследовал психологию зрителя и слушателя и воспитательную роль фильма — это обогатило не только польскую киноестетику. С появлением звука кинотеатры вынуждены поднять цены на сеансы через приобретение звуковой аппаратуры, ремонт, и повышение налогов. Пресса уделяет достаточно внимания киноискусству, в большинстве газет появляются рубрики или приложения, посвященные кино. Над технической проблемой применения звуковой аппаратуры работает фирма «Орион», основанная братьями Слоневскими, которые вступили в брак с дочерьми Ивана Труша, куда входил их брат Мирон Труш (кстати , они были кузенами Украинки, которая останавливалась у них, когда была во Льве и Станислав Скода. Эта фирма сняла репортаж «Генеральная репетиция» о работе Городского театра в 1932г., анимационный фильм Яна Яроша «Приключения Пука», «Старый Львов», незаконченную ленту «Симфония Львова». В следующем году Я.Слоневский как оператор вместе с театральным режиссером В.Радульским снимает фильм «Глухие дороги» о Полесье. Я.Слоневский после медицинского факультета университета учился фотографии и кино в Берлине, Праге, Риме и Вене, снял во Львове упомянутые ленты, а потом в 1935-1936 гг. был в Голливуде, сконструировал легкую звуковую камеру, которую купила кинолаборатория «Сектор», позднее был представителем фирмы Кодак в Варшаве.

В Париже прошли кинообразование украинец Роман Турин и поляк Станислав Липинский, которые снимали туристические путешествия на байдарках и фильм «Хлоп идет к городу», стараясь передать «добросовестно и правдиво жизнь края и его жителей».

Еще в 1925 г. Иван Яцентий, эмигрант, возвращается с Америки и снимает документально-этнографический фильм «Галиция», который длинные годы демонстрировали в эмигрантских сердцевинах, как и фильм «Гуцульщина» (возможно, снятый Ю.Дорошом).

Соня Куликовна создает прокатную фирму «Соня-Фильм», которая еще до репрессий в Украине пропагандирует ленты » Украин-Фильма», среди которых фильм П.Чардынина «Тарас Шевченко». Фильм имел большой успех в Галиции, и на вырученые средства она начинает выдавать двухнедельный журнал «Кино» (1930-1936). Это был просветительско-популярный журнал, где высказывали свои мысли свыше сорока корреспондентов. При журнале возникла группа кинолюбителей, которые сняли четыре известных документальных фильма с оператором Юлианом Дорошом. Как вытекает со страниц журнала, любительскими съемками занималось несколько человек, приближенных к журналу и Украинскому фото-товариществу. Самым влиятельным корреспондентом журнала был Владимир Гуменецкий, что также входил в клуб «Авангарда». Болеслав Левицкий упоминал: «В городе, чей внешний образ имел признаки знаменитой памятки польской культуры, добывалась прав украинская интеллигенция, меньшая по численности от польской, но зато непривычно упругая и упрямая… Лишь определенные сферы интересов научных и художественных потрафили удерживать согласие поляков, украинцев и евреев. Одна из сфер, которая объединяла, была кинопроблематика. Заинтересованность фильмом не требовало национальных метрических свидетельств и конфессионных».

Однако условия были неравными. Львовским украинцам приходилось полагаться на собственные силы, потому что репрессии и голодомор на Большой Украине да и закрытые границы и недостаток свобод Изолировали Галицию. Поэтому среди украинских предпринимателей формируется кооперативное движение, и на средства Украинского союза кооператоров, Маслосоюза и Молокосоюза, Центробанка решили снять коммерческий полнометражный фильм «К добру и красоте» силами студии «Фотофильм», что возникла среди энтузиастов второго журнала для фотолюбителей «Свет и тень» (1933-1939), который редактировал С.Щурат. Авторами сценария были Василий Левицкий и Роман Купчинский, оператором и режиссером был Юлиан Дорош, исполнителями главных ролей Иван Полищук — оперный певец и любительница Мария Сафъянивна. Фильм имел коммерческий успех среди членов многочисленных кооперативов (в отличие от предыдущего фильма Дороша «Раковец», документально-этнографического), возвратил затраченные средства, и Ревизионный союз украинских кооперативов решил создать студию по одноименному названию, которая начало снимать исторический фильм в том же составе — «Крылос» о событиях XІІ века в Галиции. Идея фильма была навеяна археологическим открытием в Крылосе фундаментов Успенского храма и саркофага Ярослава Осмомысла.

Но завершению фильма воспрепятствовала война. Перед ней начался экономический кризис. Журнал «Кино» перестал существовать, как и киноклуб «Авангарда» и фирма «Орион». Художники продолжали экспериментировать при фотолаборатории Художественно-промышленной школы, где В.Ромер снял фильм «Вода», награжденный на фестивале любительских фильмов в Будапеште в 1938 году.

Одобрительно встретили критики ленту «Старый Львов» («Орион-Фильм», 1932), режиссером которого был С.Скода. При участии «Ориона» и техников местной радиостанции 20 января 1934 г. во Львове состоялась первая в Польше передача телевизионного сигнала. Телепередачу демонстрировали членам Краеведческого общества (ул. Собеского, 3). Экспериментальные эфиры продлены и весной 1937 г. [Источник]

Радио во Львове

Львовская Радиостанция неразрывно связана с жизнью Львова и Восточной Галиции. С самого начала своего существования, жизни этой огромной, охватывающей три большие области, части страны, радиостанция находит в ней свое отражение. Все, что обитателей этой приграничной земли радует и тревожит каждое новое достижение, каждый шаг вперед, все это концентрируется — как в линзе — в львовских микрофонах и разносится по всей стране, в города, села и хутора, пробуждая в многотысячной толпе чувство большого сообщества.

Между слушателями и радиостанцией была очень сильная и живая связь. Если говорить о количестве отзывов, присылаемых слушателями, Львов находился среди всех польских радиостанций на втором месте после Варшавы, а иногда и на первом. Еженедельный «Диалог с аудиторией», где радиостанция отвечала на вопросы слушателей и выражала свое мнение.

Диалог вел Юлий Стефан Петрий, директор радиостанции, который заложил основы под львовскую программу и направляет его строительство так, как будто бы был «зеркалом жизни» Львова и земли, которая, как раньше, так и сегодня является оплотом христианства и западной культуры.

Эта работа давала все лучшие результаты, о чем свидетельствует увеличение числа слушателей. Львов был в межвоенное время наиболее радиофонизированным городом в Республике Польша, имея свыше 45 тысяч абонентов радио. Из месяца в месяц росла цифра радиоприемников в клубах, школах, домах и хатах по всей земле Червенской. Кроме ценностей львовской аудитории очень важную роль в увеличении круга радиослушателей играла деятельность Общественных комитетов по Радиофонизации Края и объединенных с ними организаций.

Львовский региональный Общественный комитет по Радиофонизации под председательством Президента доктора Стефана Умы начал деятельность весной 1937. позже существовали провинциальные комитеты в Станиславове и Тернополе и в сотрудничестве с секретарем радиостанции Тадеушем Фабианским и ответственным за пропаганду Витольдом Маевским появляется плотная сеть уездных и местных организаций. В межвоенный период не было поселка во Львовской земли — «отрезанного от мира». Благодаря радио все, даже в самом отдаленном селе, куда не доходили газеты, могли были участвовать в жизни всей страны.

Улучшалась и техническая сторона работы Радиостанции во Львове. После увеличения мощности вещания станции до 50 кВт сильно выросла дальность и в большом радиусе от Львова можно было слушать программы при помощи дешевых радиоприемников, что стало доступным даже для самых малообеспеченных. Большую роль в распространении радио играла борьба с помехами в приеме, которую вел Вненковский.

После увеличения мощности станции пришла очередь строительства нового здания для радио во Львове. Студию и офисы размещались ранее в многоквартирном доме на оживленной улице Батория в помещении переоборудованном из кафе и частных квартир. Благодаря чрезвычайно доброжелательной для Львова позиции властей Польского радио. Львов, являясь в свое время вторым польским городом (после Катовиц), должен был специально оборудованное красивое здание, с учетом потребностей радиостанции, на улице Мохнацкого почти под Цитаделью. В «Календаре Радиоинформаторе» на 1940 год должны были выпустит фотографию этого здания, которое планировали сделать настоящим украшением Львова.

Развлекательные программы постоянно развивались. Сначала выходила программа «Наше Очко», позже «Веселое воскресение», затем «Веселая волна» и «Ta-йой», в 1939 году вышла теперь к «Трактир под Львовом». Эта локальная программа развивалась до войны наилучшим образом. Львов давал спорадично развлекательные программы в общегосударственном масштабе под различными названиями.

Щепко и Тонько вели диалоги с глубоким чувством юмора на «Веселой Львовской Волне». Все чаще в диалогах звучали и социальные нотки. Не было ни одного существенного события, которое не нашло бы отклика у них, а о наиболее серьезных случаях ведущие умели говорить таким образом, что им могли позавидовать даже мастера журналистики… и асы юмора.

Неудивительно, что, в конце концов, во Львове важнейшие вещи делались с веселым, беззаботным выражением лица.

Всегда веселым и ярким был также и радио-священник во Львове — отец Михаил Ренкас. А какие он вещи делал! Когда в октябре 1931 года он запустил первую широковещательную кампанию «Радио-больным», никто не ожидал, что это мероприятие быстро расширится внушительных размеров. Свыше четверти миллиона злотых собрали на эти цели и два с половиной тысяч больных пользовались ежедневно удобной медицинской помощью, десятками больниц и тысячам пациентам обеспечили радиоприемники, с помощью которых слушали богослужения, их дух поднимали «Беседы с больными», которые вел каждую инициатор и руководитель сей акции. Многие страны шли по примеру Львова, внедряя в радиоэфир передачи начатые отцом Ренкасом, а в Италии и Бразилии проводят радио в больницы, опираясь на опыт Львова.

По воскресеньям и праздничным дням у слушателей была возможность слушать богослужения, транслированные из храмов латинского и армянского обряда, а по праздникам в греческом обряде радиостанция передавали богослужения из Валашской Церкви.

Каждая общественная инициатива находили отзыв и помощь на радио. Когда началась «Неделя милосердия», радиостанцию удостоил своим присутствием Архиепископ Львова — Болеслав Твардовский, выступая перед микрофоном со своей вступительной речью. Неоднократно микрофоном пользовался воевода Львовский Альфред Билык, будь-то открывая «Золотую книгу муниципалитетов», будь-то обращаясь в прочих вопросах общего характера. Президент Львова — доктор Станислав Островский, Тернопольской воевода Томаш Малицкий, президент Тернополя — полковник Видацкий, Станиславовский воевода — генерал Стефан Паславский, президент Станиславова — магистр Котлярчик, президент Союза Легионеров — доктор Бронислав Войцеховский, основатель первого польского краеведческого музея инженер Казимир Осинский из Перемышля, бывали часто перед микрофоном, чтобы поделиться со слушателями со своими мыслями, поощрить их к оживленной деятельности, или представить достижения работы в различных отраслях общественной жизни во Львове и за пределами города.

В Пшемышль, Станиславов, Тернополь, Залещики и другие города направлялись технические и журналистские команды, чтобы организовать «Дни регионов». Казимир Вайда, редактор Гуралевский и другие журналисты выполняли должностные функции, предоставляя микрофон жителям городов и сел, хоры и ансамбли… Самоотверженную работу «неизвестных солдат радио» — техников возглавлял Витольд Корецкий. Благодаря тесному сотрудничеству с директором Городского театра во Львове — Мечиславом Шпакевичем и актерами у Львовского театра Воображения было несколько команд: Театральных художников, безработных художников и пенсионеров, «Радио» ансабль. Кроме того, выступали народные, школьные и детские коллективы.

Репертуар «Театра воображения» является в основном оригинальным — львовским. Казимир Броньчик ставит здесь специально написанные для радио пьесы, такие как «Красные апельсины», «Капитан Шелига» и «Солнце над морем».

Андрей Рыбицкий исполнял интересно задуманные творения: «Глушь», «Визит», замечательные «Великопостные Мистерии» и многие другие. Литератор — сотрудник Ян Бжоза вносит в репертуар свою часть в форме радиофонических фрагментов своих романов и оригинальных постановок, Никодим Копилевич сотрудник-журналист строит интересные радиорепортажи, а Маргарита Штерб и София Навроцкая предоставляют множество радостных моментов для детской аудитории радиопередачами для молодежи.

Вокруг радиостанции собирается большой коллектив докладчиков из различных областей. Профессор Казимир Айдукевич вел раздел философии в «Научной Хронике», профессор Станислав Лемпицкий обсуждал вопросы культуры и прошлого Львова, профессор Леон Хвистек, представитель точных знаний, талантливый художник, также работал над общественными вопросами.

Доктор Ядвига Гамская Лемпицкая, известная поэтесса, читала литературные эссе и принимает участие в «литературных вечерах», Генрих Збежховский, лауреат литературной премии Львова, писал для радио юмористические сентиментальные фельетоны, и время от времени дарит аудитории перлы своей лирической поэзии, представитель молодого поколения — Теодор Парницкий и Мариан Проминский давали фрагменты художественной прозы.

Очерки и репортажи краеведческого характера читали в частности Михалина Грекович-Хауснер и Ян Ливочинкий, Констанция Хойнацка освещает вопросы общественной культуры, обсуждали социальные проблемы и проблемы женщин. Ольга Врублевска-Уступска специализировалась в обсуждениях социальных вопросов, доктор Владислав Филяр поднимал некоторые интересные вопросы в области истории и писал милые разговоры с детьми. Доктор Левицкий, известный кинокритик, давал оригинально собранные «Осмотры фильмов», с жизнью провинциальной знати Подкарпатья слушателей знакомили в лекциях, полных темперамента отец Мйодонский. Профессор Рудольф Вацек, инициатор спортивного движения во Львове, выступал перед микрофоном с колоритными фельетонами по спортивной и туристической тематике, а Ян Герынский в своих репортажах рисовал картину усилий муниципалитета, в целях улучшения Львова.

Все лучше развивался сектор вещания для сельской местности. «Львовская Стража» , которую вел Людвик Бойчук, набрала большой популярности, а многочисленные письма от слушателей в сельской местности свидетельствовали о том, что контакт между радиостанцией и крестьянами был сильным и живым.

Разнообразные детские программы создали у молодой аудитории своеобразную «Львовскую радиосемейку». Юноши и дети не только слушали радиопередачи, но и часто участвовали в программах. Под руководством «Тети Ады» проходила акция по сбору и распространению книг для детей, что дополнило не одну библиотеку бедных школ, а неимущим детям предоставило учебники. Львов во австрийские времена являлся колыбелью поющего движения. «Лютня — Мать» и «Эхо — Мать» распространяли по всей стране любовь к польским песням, пропагандируя тем самым польский национальный дух. Эта традиция не затерялась и хоры во Львове в польский период продолжали дарить песни уже при помощи радио для слушателей по всей Республике.

В декабре 1938 года на конкурсе среди малопольских хоров первый приз получила «Эхо — Мать» под руководством Юрия Колачковского (музыкального референта на радио). «Бард» получил Второй приз.

Хоры и оркестры «Польского Музыкального Общества» под руководством Адама Солтиса исполняли великие музыкальные произведения — оратории и кантаты.

Через Львовскую музыкальную студию прошли целый ряд вокальных и инструментальных солистов. Среди них находились такие имена, как Елена Оттавова, Валерия Енджейовка, Леопольд Мюнцер и другие, а, кроме того, выступали перспективные молодые люди, подававшие большие надежды. Музыкальные репортажи Селины Нахлик, львовские оперные артистки и конферансье вели с 1931 радиопрограмму «Дорогой мелодии через пол Европы» не теряли популярности до начала войны в 1939.

Оркестр Тадеуша Серединского, известный с момента создания радиостанции, реорганизованный и наново укомплектованный, выступал с 1938, как постоянный ансамбль радиостанции во Львове на концертах популярного развлекательного и танцевального характера. [Источник]

 


PIC_1-K-10221-1.jpgPIC_1-K-10221-2.jpgPIC_1-K-10221-3.jpgPIC_1-K-10221-4.jpgPIC_1-K-10222-1.jpgPIC_1-K-10222-2.jpgPIC_1-K-10222-3.jpgPIC_1-K-10222-4.jpgPIC_1-K-10222-5.jpgPIC_1-K-10222-6.jpgPIC_1-K-10222-7.jpgPIC_1-K-10222-8.jpgPIC_1-K-10224-1.jpgPIC_1-K-10224-2.jpgPIC_1-K-10224-3.jpgPIC_1-K-10228.jpgPIC_1-K-10231-1.jpgPIC_1-K-10231-2.jpgPIC_1-K-10231-3.jpgPIC_1-K-10231-4.jpgPIC_1-K-10231-5.jpgPIC_1-K-10231-6.jpgPIC_1-K-10232-1.jpgPIC_1-K-10232-2.jpgPIC_1-K-10234.jpgPIC_1-K-10238-1.jpgPIC_1-K-10238-2.jpgPIC_1-K-10240.jpgPIC_1-K-10241-1.jpgPIC_1-K-10241-2.jpgPIC_1-K-10258.jpgPIC_1-K-10282-1.jpgPIC_1-K-10282-2.jpgPIC_1-K-10282-3.jpgPIC_1-K-10282-4.jpgPIC_1-K-10294.jpgPIC_1-K-11707.jpgPIC_1-K-12607.jpgPIC_1-K-12626.jpgPIC_1-K-1294-1.jpgPIC_1-K-1294-2.jpgPIC_1-K-1294-3.jpgPIC_1-K-1294-4.jpgPIC_1-K-1294-5.jpgPIC_1-K-1294-6.jpgPIC_1-K-1294-7.jpgPIC_1-K-1844.jpgPIC_1-K-2748.jpgPIC_1-K-6513.jpgPIC_1-K-6766-1.jpgPIC_1-K-6766-2.jpgPIC_1-K-7099.jpgPIC_1-K-7102.jpgPIC_1-K-7103.jpgPIC_1-K-7258.jpgPIC_1-K-7449.jpgPIC_1-K-8494.jpgPIC_1-K-8697-1.jpgPIC_1-K-8697-2.jpgPIC_1-K-9193.jpgPIC_1-K-9415.jpgPIC_1-Z-92.jpgPIC_2-10618.jpgPIC_2-10620.jpgPIC_2-10621.jpg

1 Комментарий

  1. 16 сентября 2015 в Украине стартует Всеукраинский фестиваль короткометражного кино для детей и подростков «Единство и Толерантность». В рамках фестиваля проходят бесплатные показы короткометражных фильмов для юной аудитории, а также дискуссии со зрителями. После старта фестиваля в Киеве, программа в течение осени будет показана в 12 украинских городах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *